Я стою у подножия белого обрыва и смотрю вверх на скалы. Отвесные, разноцветные - белые, розовые, кирпичные, иногда с черными полосами. Рельеф и формы натеков, надо мной поражают и удивляют: складки, мощные выступы, вздутия, вспучивания чередуются с провалами, красными "розами", скульптурными изваяниями исполинов, надбровными дугами, нависающими козырьками-плечами, сдерживающими каменную тяжесть. И во всём облике пугающая ярость скального обрыва. И неожиданно мелькнувший лик тавра, загорелый, иссушенный ветром и вольностью жизни, иссечённый скальными морщинами с задубевшей от мороза суровыми складками. Но глаза, как весенние первоцветы - ясные и пронзительные. Он пристально и мощно смотрел на меня с плеча обрывы, где начиналась Таврская пещера. И вдруг он побелел от нервной дрожи. Взгляд разъярённого и внезапно вскипевшего колдуна, понявшего, что я раскрыл его вековую тайну. Теперь он пытался сокрушить и сразить незваного пришельца, забирая у меня силу движения. Но моя доброта в сияющей улыбке обезоружила древнего шамана, вдруг осознавшего, что нет опасности в моём странном появлении у его сакрального святилища. - Зачем вы преследуете меня? - раздался знакомый голос. Теперь я внимательно вглядываюсь в первобытный силуэт шамана, заросшего бородой, длинными космами волос, с обнажённым торсом, перевитым узлами мускулов и шрамов. - Фантак, неужели ты? - Сейчас меня зовут Фантик! - Ах, да мы встретились спустя двадцать пять веков! - Вам нужна верёвка для подъёма в пещеру? - Не смейся, пока этот путь ещё преодолим для меня, да ещё для удобства кто-то вбил деревянные колья в трещины скал. Но я преувеличил свои скалолазные возможности и растерянно завис на скале. Фантик всё понял, и ко мне змеёй зашуршала верёвка, спущенная по скальной плоти. Мохнатая верёвка, свитая из лианы, кизиловых прутьев и мха для мягкости держания в ладонях, напоминала ползущую сколопендру. Я ухватился за неё обеими руками, а ногами упираясь в шершавые скалы, легко и быстро поднял старческое тело, ещё дышавшее энергией и неукротимой яростью поклонника гор, на ступень перед входом в магический черный треугольник. Каменные губы пещеры, вытянутые к солнцу, были теплы и приятны. Дух местности открывал превеликое обозрение горной синей панорамы Главной гряды и близлежащей зелёной долины реки Бельбек с вершинами, холмами, лесами, полями, левым притоком Качи - Хору, увенчанное небесной необозримой глубиной и далью. - Что ты здесь делаешь, Фантик? - Я хранитель руна! - гордо и значительно ответил мне потомок тавров. - Что содержит руно? - Карта перекрёстка энергетических линий земли. - Что-то очень умное? - Неужели вам незнакомы географические понятия - план и карта? - А эта пещера? - Уста и святилище земли, в которых запечатан по тектоническим трещинам рисунок природы. - Мощное и точное определение! - Приглашаю посмотреть нашу святыню - Таврскую пещеру! - Поклоняюсь Богам тавров - солнцу, грому и дождю! - Молиться мы будем после путешествия по подземелью. - А какой исполняется ритуал перед входом в пещеру? - Душа горы слышит стук и ритм вашего сердца, как музыку жизни. - Я должен петь? - И танцевать от счастья встречи со священной пещерой! - Что удивительного в ней? - Смотрите сами! ...И мы вползаем по узости ребристого «горла» в глубину земли. Ощущение такое, что тебя проглотила гора Курушлю, набив «брюхо» свежей «пищей». Что ждет нас в подземной теснине? Только необычные и необыкновенные явления природы. Вот в зале с высоким потолком, достигающем пятнадцати метров, как виноградные гроздья, густо свисают белоснежные сталактиты. В пещере относительно сухо, а со всех сталактитов свисают алмазные и прозрачные капли. Почему плачут сталактиты в пещерной анфиладе? Всё в мире живое, разве только живёт своей разной жизнью, вот и Таврская пещера слезу роняет, то ли о давнем прошлом, когда здесь ревел мощный поток, пробивая себе путь в толще известняка, а, может от незваных пришельцев, явившихся вдруг, и продирающихся по девственным залам. Мышление пещеры нам не понять, хотя это наверняка природный процесс, зависящий от дыхания подземелья. Нервы, Уши, Глаза, Лёгкие пещеры, всё у неё есть, как у живой субстанции, родившейся в толще горы и продолжающей жить со всеми нюансами. Даже фигуры и судьбы у всех пещер разные и не похожие друг на друга, как и у людей. Длина карстовой полости 508 метров с двумя галереями, соединённых между собой, лежащих на верхнем и нижнем уровнях. Ещё вход Гаврской пещеры стоит в тонком каменном обрамленье, где искусный мастер - природа создала изящный кружевной эскиз скалы в симметрии выветривания - тафони. Это корсиканское название подобных форм выветривания, включённое в научный лексикон геологии. Тафони рождаются на отвесах южного разворота скал, где светлые известняки летом просто накаляются, а зимой без снега трещат под морозами. Скала разрушается довольно быстро, главными зодчими стали дефляция (сдувание) и коррозия (разъедание). Песок, рожденный от выветривания, становится «живой» силой тщательно шлифующий стенки полости, состоящей из прочной породы. Если тафони небрежно упала на скалу, то уже не остановится и будет расти и расширяться, словно выеденный молью шерстяной платок... - Кто разворотил могилу Шамана-Хозяина пещеры и окрестной земли, разбросав скрюченный скелет, разломав пожелтевший череп? Перед входом в пещеру страшным зевом осклабился земляной раскоп с останками древнего захоронения. - Это люди пришлые, не состоящие в кровном родстве и единстве с родной землёй! Они никогда не поклонялись духам здешней земли, не отдавали свою страстную любовь родине! -заметил мой проводник. - Так стань ты, Фантик, новым хранителем пещеры, войди в доверие к местным Богам, огради и сохрани пещеру от злых пришельцев! - горячо посоветовал я. - А чувство ритма земли, а сакральный орнамент-чертёж горы - я многое не знаю и не посвящен в тайну священных сил Крыма! — печально произнёс Фантик. - Тогда кровью испытай себя! - Слишком много я пролил ее на крымские скалы! - Выходит, ты уже святой скалолаз! Лит.: Мистические места силы Крыма / Владлен Авинда

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*