После ужина мы заполняем полевые дневники и долго пытаемся заснуть под комариное пение, ведь завтра — снова в путь... На Сиваше можно увидеть множество интересных природных явлений, таких как приливы и отливы, правда, они здесь не имеют мало общего с суточными колебаниями уровня воды в океанах, которые связанны с притяжением Луны. Через пролив Тонкий в лагуну воду нагоняют ветры, и в некоторых местах Сиваша суточные колебания уровня воды составляют 0,2—0,7 метра. Местами вода при сгоне отступает на 7—10 километров, открывая взору илистое дно заливов, их и называют «сивашами», или «засухами». Кстати говоря, впервые на эту особенность Сиваша обратил внимание еще Страбон: «Ветры легко открывают мели и затем снова наполняют их водою, так что эти болота непроходимы для более значительных судов...» Во время отливов глинистое дно лагуны нередко растрескивается на полигональные отдельности, многоугольники и очень сильно напоминает типичные азиатские такыры. Здесь можно брать грязь и рапу для приготовления лечебных ванн — ведь грязи Сиваша обладают целебными свойствами. Образование сивашского ила, или грязи, как его еще называют, связано со сложными биохимическими процессами, происходящими на дне лагуны, и протекает чрезвычайно медленно. На Сиваше в жаркие летние дни можно наблюдать еще одно любопытное явление, как на белесом и туманном горизонте появляются и исчезают неясные контуры фантастических фигур. Они то погружаются в воду, то зависают в воздухе... Это миражи — в Присивашье в общем-то, обычное явление — которое вызывается неравномерно нагретыми слоями воздуха и преломлением солнечных лучей в нем. Скрылись из виду низкие берега, и мы идем под всеми парусами по свободной воде. Далеко, впереди виднеется тонкая полоска острова Коянлы — самого крупного из островов лагуны. Погода снова преподносит сюрприз: меняется и крепчает ветер. На северном берегу острова уже грохочут волны, обдавая песок белой пеной. Мы поворачиваем и медленно идем к югу вдоль острова. Где-то там, судя по карте, должен быть пролив, через который можно выйти в восточную часть Коянловского расширения, к Арабатской стрелке. Волны между тем увеличиваются, сильные шквалистые порывы ветра заставляют откренивать яхту, вывешиваясь всем телом за борт. Понемногу мы входим в ветровую тень острова и заводим «Таврику» в маленький залив, где нам и предстоит провести эту ночь. Наутро, проваливаясь по колено в вязкий, черный ил, едва покрытый водой, мы тянем «Таврику» через очередную мель. Нещадно палит солнце — южный день в самом разгаре. Кто-то сказал, что каждое путешествие совершается трижды. Сначала в мечтах, затем наяву и, наконец, в воспоминаниях. Ну, что же, значит, сейчас мы на самом интересном этапе, полном неожиданных трудностей, каждодневных маленьких открытий. Пройдут годы, и, перелистывая старые дневники, мы будем с теплотой вспоминать каждый из этих экспедиционных дней, насыщенных яркими впечатлениями от общения с природой... Лит.: «Затерянный мир» Сиваша. // Александр Ена.

***

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*