%252BDSC_2709.jpg В дореволюционные годы город стал превращаться в курорт. На берегу бухты были построены великолепные дворцы. Один из них, построенный по проекту Н. П. Краснова, принадлежал графу Апраксину. Балаклаву облюбовали писатели и художники. Здесь отдыхала Леся Украинка. Сегодня в Балаклаве много гостиниц и отелей для отдыха, не хуже чем отели Болгарии. Особую славу городу Балаклаве принес А. И. Куприн и его знаменитый рассказ «Листригоны», красочно описывающий быт балаклавских рыбаков. Александр Куприн лучше всех проникся духом Балаклавы, ее историей и бытом. Здесь со своей хмельной компанией он провозгласил Балаклаву независимым городом, о чем тут же уведомил телеграфом императорскую канцелярию. Видимо, не лишенные юмора чиновники в ответной телеграмме дали писателю совет, что нужно делать, чтобы не хмелеть. Безудержный и бесшабашный характер Александра Куприна, сила и эмоциональная восприимчивость как нельзя больше отвечала характеру этих мест и их обитателей — смелым, находчивым и отчаянным рыбакам. Здесь он хотел построить дом. Однако слишком резкие и, прямо скажем, не всегда обоснованные заявления писателя в адрес командования Черноморского флота, подавившего бунт моряков в 1905 году, сделали его «персоной нон грата» в Балаклаве. Но и сегодня, сидя за чашкой кофе в одной из многочисленных балаклавских кофеен, невольно ловишь себя на мысли, что вот вот увидишь на набережной грузную фигуру писателя в окружении героев его произведений... XX век стал временем прощания с романтическим прошлым и встречи с техногенным веком. Именно он сделал то, что не удалось ни одному завоевателю: убрал город с географических карт, создав в глубинах горы Таврос уникальный подземный порт и завод по ремонту подводных лодок, способный выдерживать прямое попадание ядерных бомб. Военный Молох все, чтобы упрятать в подземелье не только силу, но и память этих мест. С 50-х годов об этом городе никто не знал и, кроме военных и членов их семей, мало кто его видел. Несущие смертельный ядерный заряд подводные лодки, стоявшие у причалов в бухте, таинственно исчезали в чреве совершенно секретного объекта, чтобы в любой момент появиться в заданной точке мира. Как призраки, они потом входили в бухту и, как в романах Жюля Верна, исчезали в скалах, чтобы в полнейшей тишине всплыть в подземном городе, окутанном тайной и освещенном яркими огнями прожекторов, в лучах которых отражались бессловесные тени охраны сверхсекретного объекта. Все рухнуло, когда распалась сверхдержава. Остались лишь подземные туннели, остовы подземных сооружений и устрашающие надписи. Но возрождается другая Балаклава — город-курорт, туристический центр, литературная и кинематографическая Мекка. Таинственный, вчера казалось, монстр Стал превращаться в милое создание. И на сырой еще пока что холст Ложатся очертанья бухты, зданий. Пусть в образе пленительной мечты, Так долго ожидаемого чуда, Но будущей красавицы черты Все явственней становятся повсюду.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*