В 1827 г. при выборке камня в урочище Керменчик (крепостца, тюрк.) на подводу возчика легли три мраморные плиты с греческими надписями и рельеф с изображением скифа-всадника (его отождествляют с Нала-ком). Местный любитель древностей А. И. Султан-Крым-Гирей случайно повстречал эту подводу и выкупил необычные камни. В том же году на Керменчике был обнаружен клад римских монет. При раскопках под руководством директора Одесского музея древностей И. П. Бларамберга найдена плита с рельефом двух всадников — старого и молодого (очевидно, Скнлура и Палака). Это доказало, что первые находки но были случайностью, вспыхнул огромный интерес к руинам скифской столицы. Кстати, в начале город считали греческим, и только систематические раскопки Тавро-скифской экспедиции П. Н. Шульца с 1945 по 1965 г. дали обширный фактический материал о скифах. Наиболее значительной находкой стал мавзолей скифской знати. В каменной гробнице, в пышных одеждах из белой шерсти, увешанных золотыми бляшками и расшитых золотыми нитями, в конце II века до п. э. был похоронен воин. Большинство исследователей отождествляют его со Скилуром. Рядом с ним лежали два железных меча в алых ножиах, шлем и колчан со стрелами, украшенный золотыми пластинами, позолоченные копья. Четыре боевых коня в богатой сбруе и любимая охотничья собака должны были служить царю в загробном мире. Еще в древности было ограблено богатое женское захоронение, возможно, скифской царицы. Ее деревянный саркофаг, расписанный красками, стоял у входа; погребение относится к I веку н. э. В течение нескольких столетий мавзолей заполнялся погребениями в украшенных гипсовыми накладками и позолотой деревянных ящиках. В погребениях найдено большое число золотых предметов. Но не менее важны для археологов и другие, совсем неброские находки — статуэтки греческих и даже египетских богов, литейные формы, ручки амфор с клеймами гончаров из далекой Эллады, росписи, изображающие внешний вид скифских домов, сцены охоты и сражений. Все это мы увидим когда-нибудь в экспозиции музея, а пока поднимемся на высшую точку заповедника — один из зольных холмов (у скифов был культ домашнего очага и золу собирали в строго определенном месте) и полюбуемся открывшейся панорамой. На протяжении многих веков жизнь чуть теплилась на руинах Неаполя скифского. Лит.: Русанов И.В. // По Симферополю и окрестностям.