В каждой популярной книге о Старом Крыме мы встретим более или менее верный пересказ того, что написали ученые. Ни для кого теперь не новость, что в прежние времена он именовался «городом Крымом» и все давно привыкли к тому, что у него есть (или было) еще два названия — Солхат и Сурхат, или Сургат. Итак, о Старом Крыме все знают всё. И тем не менее не так много на свете городов, вокруг прошлого которых возникло бы столько споров и недоуменных вопросов. Когда и каким образом появился он на свет, какова, если можно так выразиться, его предыстория? Какое из его названий старше? Что значат слова «Крым» и «Солхат»? С какого времени и почему «Крым» стал именоваться «Старым»? Значит ли это, что где-нибудь на полуострове был когда-то «Новый Крым»? Куда в таком случае он делся? И, наконец, насколько правомерно безоговорочное отождествление города Крыма с Солдатом?

Отвлечемся от Солхата, чтобы узнать о молочных напитках. Одним из самых полезных диетических напитков для детей, кормящих матерей и беременных женщин является смесь из козьего молока нэнни купить которую можно в компании «Бибиколь» на сайте http://www.baby-shop24.ru/molochnaia_smes_nenni.html. Но вернемся к истории Старого Крыма.

История Старого Крыма совсем не проста. В последнее время благодаря археологическим исследованиям она делается все интереснее. Уже начинает открываться возможность сопоставления письменных данных с результатами археологических раскопок и разведок. А это, как всегда, ведет к более или менее свежей интерпретации источников. Вспомним известное. Многолетнее научное исследование почти всегда проходит три этапа. Сначала (при ограниченности данных) объект изучения кажется понятным и на все связанные с ним вопросы отвечать сравнительно нетрудно. Ведь чем меньше в нашем распоряжении фактов, тем легче строить умозаключения по их поводу Недостаток же фактического материала при этом легко возмещается аналогиями, которые как бы заменяют, а на деле— подменяют факты. Мобилизуя свою эрудицию, неосмотрительный исследователь может невольно отойти от неясной ему исторической действительности. На втором (часто весьма длительном) этапе исследования происходит, как правило, накопление новых данных. Возникает некий кризис, кажущийся сумбур, ужасающий тех, кому хотелось бы раз и навсегда закрепить «установившиеся» взгляды, прекратить их развитие. Требуются определенные усилия, чтобы перейти к третьему этапу научного исследования — кропотливой «сортировке», пересмотру и новому историческому осмыслению всей суммы фактов, накопленных в науке. Вот тогда эрудиция и логика станут, как и подобает, пособниками, а не хозяевами исследовательской мысли. Применительно к вопросам старокрымской истории мы, думается, приблизились к началу второго исследовательского этапа. Лед тронулся: теперь видно, что вот-вот могут хлынуть новые факты. Историческая истина в них, конечно, не захлебнется, но потребуется время для «оседания», т. е. научной классификации, а затем и теоретической разработки фактического материала. Можно ли на основании всего, что мы сказали, рекомендовать исследователю пока, до поры до времени, не высказывать своего мнения, а еще лучше не иметь его вовсе? Совет обойтись без собственного мнения был бы абсурдным. На любом этапе исследования приходится строить научные догадки, гипотезы, вытесняющие одна другую.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*