Ялтинская набережная — лучшее место для прогулок

Существует такая топонимическая легенда. Однажды, давным-давно, заблудилось в тумане греческое судно. Отдавшись воле волн, плыло оно неведомо куда. И вдруг яркие лучи солнца пронзили плотную пелену Шумана, он расступился, и измученные мореплаватели увидели синие силуэты гор. «Ялос! Ялос!» — воскликнули они, а слово это означало «берег»,— и бросили якорь. «Ялос» стал Ялтой, а ее спасительный берег превратился в ялтинскую набережную…

«Для прогулок в Ялте,— читаем в старом путеводителе,— очень мало места. Открытая для публики часть Мордвинова сада по набережной, рядом с гостиницей «Россия», содержится неудовлетворительно и лишена тени». И все же — «лучшее место для прогулок: набережная и мол».

Ялтинская набережная…

Здесь можно подолгу стоять, вглядываясь в морскую даль, можно просто наблюдать за пассажирами какого-нибудь круизного лайнера, позволяя им с той же непринужденностью разглядывать тебя. На набережной можно подойти и заговорить с фанатичным рыболовом, мечтающим поймать кефаль или, в крайнем случае, бычка. Можно рассматривать гуляющих и, если тебе понравилось чье-нибудь лицо, улыбнуться ему и получить в ответ такую же улыбку или гримасу. На набережную можно приходить ночыо и, пройдя далеко в море по волнорезу, смотреть на прожектора їґорта, на гнездящиеся друг за другом соцветия городских огней…

Миллионы людей прошли по ялтинской набережной. Но вот стоит только представить, что здесь, пусть это было почти сто лет назад, гулял Антон Павлович Чехов, что, может быть, сохранилась та галька, по которой он ступал, те камешки, которые он в задумчивости шевелил палкой, и набережная обретет для нас совершенно иное значение.

Впервые Чехов появился в Ялте летом 1888 г., а потом через год. «Во время бури у берега камни и камешки с треском, толкая друг дружку, катаются то сюда, то туда — их раскатистый шум напоминает мне смех Наталии Михайловны, гудение волн похоже на пение симпатичного доктора. По целым часам я просиживаю на берегу, жадно прислушиваясь к звукам…» Так, коротая время на набережной, вспоминал Чехов своих друзей — семейство Линтваревых, у которых проводил лето в усадьбе «Лука» под Сумами.

Ни Чехову, ни ялтинцам не могло тогда и в голову прийти, что когда-нибудь Чехов станет ялтинцем, а Ялта — чеховской. Тем не менее через девять лет его высокую, строгую и, казалось, неприступную фигуру теперь уже часто можно было видеть на набережной. То из павильона Верне, то у пристани, то у книжно-табачного магазина «Русская избушка» Антон Павлович наблюдал ялтинскую публику: крупных царских чиновников, генералов и нищую интеллигенцию, богатых предпринимателей и работных людей, местных владельцев дач и пансионов, услужливую толпу мелких торговцев, носильщиков, проводников, извозчиков…

С первых же дней приезда Чехов активно окунулся в культурную жизнь города, а вскоре стал центром всеобщего внимания. Именно тогда Ялта получила новый эпитет, который неотделим от нее и в наши дни: чеховская. И дело тут не в чеховских рассказах «ялтинского периода», не в их Героях, даже таких общеизвестных, как Дмитрий Дмитрич Гуров и Анна Сергеевна фон Дидериц, знакомство которых начиналось на ялтинской набережной.

Лит.: Ялтинская набережная. Павел Тыглиянц.

***

Собираясь путешествовать по достопримечательностям Ялты, нам нужно быть обеспечить себя комфортным местом временного проживания. Это легко сделать, если арендовать дом у моря в Ялте через веб-ресурс на http://www.yaltarent.com/. Выгодные цены, высокий уровень обслуживания и домашний комфорт — все это доступно на сайте для нас в любое время года!

Просмотров: 1 356

Вас также может заинтересовать:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*