Давно уже занимала меня мысль о путешествии в южные провинции России. Какая-то неодолимая потребность влекла меня к изучению стран, столь долго невозделанных и варварских, а ныне покорных и образованных, со всем старанием, какого они заслуживают. Эта обширная полоса земли, которую столько раз опустошали, которая казалась обреченной на вечное разорение, имеет уже свою будущность. В самом деле, благодаря последним трактатам, провинции, присоединенные к Российской империи в начале нынешнего столетия и составляющие теперь Ново-Российский край, переменили сомнительное и шаткое бытие свое на прочное и единообразное устройство, которое со временем, без сомнения, утвердится еще более. Пройдет несколько лет, и путешественник с трудом отыщет среди жителей Новой России отличительные черты многочисленных племен, оставшихся здесь от воинственных переселенцев с востока на запад. От этих кочевых племен произошло двадцать колен, которые со дня на день исчезают. Мне казалось, что было бы любопытно посетить эту страну именно в то время, когда есть еще возможность уловить последние следы этого изглаживающегося исторического быта, и в то же время изучить: каким образом это варварство превратилось в цивилизацию, и из этого ужасного прошедшего развилась уже надежда на будущее. Я имел целью посвятить этому делу всю свою волю, всю деятельность, все личное мое влияние. При этом я надеялся, и не без основания, на могущественное содействие Правительства, умеющего оценить все общеполезные предприятия. План моего путешествия был давно уже обдуман, и, наконец, имел счастье представить его Государю Императору, испрашивая Высочайшего разрешения на такое странствование, в котором каждому путешественнику предстояло особое поле для изучений и наблюдений. Предприятие мое вполне удостоилось милостивого одобрения. Сверх того, Его Императорскому Величеству, поощряющему все роды заслуг без различия нации, благоугодно было оказать [3] моим спутникам-иностранцам свидетельство Своего особенного покровительства. Местные начальства тех губерний, через которые надлежало проезжать, получили особые Высочайшие повеления. Таким образом, под защитой этого высокого покровительства мы находили везде самый радушный прием, самое полное содействие. Лит.: А.Н. Демидов и его «Путешествие в Южную Россию и Крым в 1837 году».

***

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*