Несмотря на страшную грязь, через нисколько часов мы прибыли в Феодосию, спустившись к ней по весьма крутому съезду. Это весьма красивый приморский городок, известный под двумя именами - Феодосии и Кафы, из которых первое древнегреческое, второе - турецкое. Проехав через ворота, устроенные в квадратной, чрезвычайно величественной башне, и миновав развалины древней крепости, некогда защищавшей город со стороны моря, мы увидали красивенький общественный сад, состоявший из молодых деревцев, и потом выехали в большую улицу, вымощенную каменными плитами. Дома на этой улице, украшенные изящными портиками, все были расписаны и отличались особенной архитектурой, какой нигде в здешнем краю нет и следов. Тогда мы удостоверились, что в Феодосии еще вполне уцелели следы генуэзцев, некогда здесь господствовавших. В этом городе есть целая улица, идущая параллельно с морским берегом и имеющая физиономию совершенно итальянскую: все дома на ней снабжены аркадами, точно такими же, как в Болонье. На улицах, имеющих направление перпендикулярное к берегу, все здания уже русские, а далее тянутся предместья, населенные татарами; но собственно город, то есть город трудящийся, действующий, и теперь еще такой же, каким был при генуэзцах. Надобно, однако, сознаться, что измоченные дождем, оцепенев от холодного северного ветра, мы не очень обольщались этими историческими воспоминаниями и помышляли только о том, где бы поскорее найти хороший ночлег и отдых в Феодосии. К счастью, мы нашли здесь прекрасную гостиницу, содержимую вдовою немкой. В этой гостинице нам отвели хорошую квартиру, где мы отогрелись у огромной печи, отопляющей сразу четыре комнаты. Лит.: А.Н. Демидов и его «Путешествие в Южную Россию и Крым в 1837 году».

***

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*