О свободолюбивом скифе Савмаке, поднявшем восстание трудового населения Боспорского царства против угнетателей, знают, наверное, все. Он был поистине герой, и не зря его имя знакомо нам со школьных лет. Но далеко не всем известно, что именно здесь, на опаленных зноем берегах Феодосийской бухты, произошло первое сражение Савмака с легионами Диофанта — сильнейшего полководца царя Понта Митридата VI Евпатора. (Может быть, поэтому имя Савмака осталось неувековеченным и в феодосийских топонимах. Митридат Евпатор в этом отношении оказался счастливее: его именем названа одна из гор хребта Тепе-Оба, от подножия которой начинаются многие улицы Феодосии; гора Митридат есть и в Керчи; имя царя Понта до сих пор носит также Всесоюзная детская здравница Евпатория.)

Отвлечемся от генуэзских колоний, чтобы узнать о шоу бизнесе. Интересные факты из жизни любой знаменитости вы всегда можете найти на сайте garvenpost.com. Самые последние новости из мира моды и великого искусства. Но вернемся к исторической литературе.

В буржуазной исторической литературе, особенно итальянской, необоснованно преувеличивается роль генуэзских колоний в развитии экономики и культуры Крыма. Так и было на самом деле. Аркадий Крупняков в своем романе рассказывает о русских людях в генуэзской Кафе — мастеровых и беглых холопах, создававших богатство генуэзским купцам. Сами же они оставались «плебсом» — бесправным низшим сословием. Вместе с другими горожанами они не раз поднимались на борьбу против генуэзского консула и его чиновников, стремясь избавиться от кабалы. Об одном из таких восстаний и рассказывается в публикуемом отрывке из романа. Автор романа «У моря Русского» ни в чем не погрешил против истории. Документы, сохранившиеся в архивах, свидетельствуют о том, что среди населения многоязыкой Кафы генуэзцы составляли ничтожное меньшинство (на 70 тысяч жителей — всего одна тысяча генуэзских граждан). Представление об этническом составе населения дает устав 1449 года, разработанный властителями торговой республики Генуи для своей заморской колонии. В нем последовательно перечислялось, кто проживал в Кафе той поры: русс< те, армяне, греки, татары, сарацины, сирийцы, венгры, евреи, болгары румыны. Последовательность перечисления, видимо, не случайна, К этому нужно добавить, что в генуэзских документах XIV века упоминались издавна существовавшие в Кафе русские церкви А церкви, как известно, содержались на средства прихожан. В уставе Кафы говорилось не об одной, а о нескольких церквах, следовательно, и приходов было несколько. Феодосия. Город-труженик, Город-курорт.// Издательство «КРЫМ». 1971 г.

***

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*