Каффа. Керчь. Тамань: В Порпаче и Аргине

Страна, по которой мы ехали, представляла степь, совершенно обнаженную, невозделанную, изредка лишь посещаемую вереницами морских птиц. Кое-где попадались немецкие колонии, легко узнаваемые еще издалека по огромным мельницам, обычно при них устроенным.

В Порпаче, первой станции, где мы остановились на этой дороге, нас поразило чрезвычайно большое стечение татар и немцев; они привели сюда своих лошадей, которых требовалось очень много для почты. Между тем как мы разговаривали с этими добрыми немцами, наши натуралисты не без пользы осматривали окрестности. Они нашли здесь в глубине какого-то оврага новый род раковин замечательной красоты и видели огромных дроф, летавших очень тяжело, но столь сторожких, что ни одной не удалось убить.

Между тем нам привели лошадей, запрягли их в наши повозки, и мы опять понеслись по степи. Вторая станция была в Аргине. Этот почтовый дом расположен на горной площадке, на которую въезжаешь по степной дороге, незаметно возвышающейся. Отсюда почва также постепенно и нечувствительно понижается до Керчи. Во все продолжение дороги справа, то есть вдоль по южной стороне, тянется цепь холмов, столь высоких, что они совершенно закрывают вид моря, омывающего подошву этих холмов. Равнина, менее бесплодная, нежели в окрестностях Феодосии, представляет вид столь же пустынный. На ней повсюду растет высокая трава, в которой скрываются в большом количестве зайцы и дрофы, но человеческого жилья нигде не видно. Прежде, однако, здесь было несколько татарских деревень, но все они опустели.

Мы проезжали по местам, где некогда стояли эти деревни; все в них опрокинуто и развалилось точно от действия землетрясения, ничто не устояло: ни дома, ни надгробные памятники, ни мечети. И сами развалины уже поросли травой, так что можно подумать, будто прошло несколько столетий с тех пор, как страна эта предана запустению. Между тем, однако, эти уничтоженные деревни были заселены еще в 1833-м году. Но тогда в здешних степях случился страшный голод, и жители поспешили выселиться в другие, более плодородные страны; остальное довершили ветры, бури и непогода, которые придали этим развалинам столь древностный вид, что самые опытные антикварии легко могут ошибиться на счет времени, когда упомянутые деревни оставлены жителями.

Лит.: А.Н. Демидов и его «Путешествие в Южную Россию и Крым в 1837 году».

Просмотров: 647

Вас также может заинтересовать:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*