Живое и образное описание длительного процесса формирования национальностей полуострова и их исторических судеб дается автором очерка о крымскотатарской архитектуре Б. А. Куфтиным: «Крымский полуостров, с поразительной противоположностью природы севера и юга... принадлежит культурно двум различным мирам. Северная половина полуострова... издавна впитывала в себя кочевые племена, широкой волной разливавшиеся по степным равнинам внутренней Азии и Юго-Восточной Европы. Последовательно, сменяя друг друга, несли в Крым свои культурные традиции, нередко связанные с далекими центрами южной Сибири и Монголии, скифы, сарматы, гунны, аланы, хазары, печенеги, половцы и, наконец, орды Монгола-завоевателя. Всех их влекли сюда богатства иной, южной культурной среды, рано захватившей в круг своего влияния Крымский полуостров, который принадлежал полуостровному средиземноморскому миру Европы. Возникавшие на Крымском полуострове греческие колонии... затем римские, византийские и позднее генуэзские являлись не только торговыми центрами, но и центрами цивилизующего воздействия на варварский мир Юго-Восточной Европы. Их влиянию подпадают не одни степные кочевники, но и население лесной полосы Европы, как например, готы, которые в своем стремлении к истокам воздействующей на них культуры проникают в Крым в конце III в. до н. э. и надолго укореняются там. Но эти две основные исторически ясные культурные струи, северная степная и южная средиземноморская, оказались не единственными, от которых зависел этнический состав Крымского полуострова. Есть еще одна, может быть, древнейшая, хотя действовавшая и в более позднее время этнокультурная связь — это связь Крыма с Кавказом через Керченский и Таманский полуострова. Культурное взаимодействие Крыма и Кавказа поддерживалось вероятным этническим единством населения всего европейского и азиатского Средиземноморья. Все эти многочисленные культурные и этнические влияния оставили свой след и на современном населении Крыма». Такая обобщенная характеристика этнических процессов, протекавших на полуострове, отражает в общих чертах современное автору состояние изучения проблем, но в отношении исторической объективности грешит пониманием этих процессов как некого простого логического построения, в основе которого лежит убеждение о непременной преемственности культур. Примечательно, что в ней уделено внимание неоспоримо важному кавказскому направлению этнических и продолжительных культурно-исторических связей Крыма, проявление которых в настоящее время значительно обогатилось новыми материалами, полученными в основном путем археологических исследований новых памятников. Лит.: Крым сквозь тысячелетия. / гл.ред. Б.Д.Дейч.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*