Л. В. ФИРСОВ
ХЕРСОНЕС-ХЕРСОН-КОРСУНЬ

(отрывок)

Древнейший град — в развалинах» в пыли
Но память о веках не истребима…
Клочок сухой щебенистой земли
На тесной кромке побережья Крыма,

Где волн понтийских не смолкает шум,
Где зубья скал увиты пенным кантом,
И шквалы ветра будоражат ум,
Когда борей вступает в спор с левантом,

И где прибой столетьями долбит
Известняков сарматских вертикали, —
Вот здесь в руинах на плато лежит
Все то, что греки Херсонесом звали,

Что в византийских актах и трудах
Носило имя города Херсона,
А старец Нестор, киевский монах,
Как Корсунь-град писал во время оно.

Неповторим его застывший вид,
Печален днем, а вечерами страшен –
Ряды колонн, фундаменты апсид,
Массивы стен, остатки грозных башен…

бочки для солений цены
Кроме крышки эти изделия комплектуются деревянным «гнётом». Вы можете заказать надежные дубовые бочки для солений на нашем сайте по привлекательным ценам. Posted under Бочки.

Достойны чести шрамы от меча,
Они приличны павшему герою,
Но стыден след жестокого бича,
Его замах над согнутой спиною!

Вот брешь в стене — ее пробил таран,
Пожара след на черепичной глине…
А сколько стерло время старых ран
С камней на каждой крепостной куртине

Вот в чудной фреске — борозды резца,
Искромсан крест на скосе капители,
В надгробьи римском сбит овал лица…
Когда? И кем? И для какой же цели?

С конца в конец пройдись без суеты,
Всмотрись неспешно в хаос разрушенья
Разноречивы города черты:
Он испытал и взлеты, и паденья…

Исчезли люди, но остался след
На стертых плитах площадей и улиц:
Обломки амфор, кругляши монет.
Зола и уголь, раковины устрица –

Античный хлеб из пифоса, со дна,
Перегорел — обуглена пшеница,
Давно нет жизни в пригоршне зерна,
Злак не взойдет и не заколосится.

Но тень времен — в скопленьях черепиц,
В слоях из разной битой мешанины.
Слои, как книга с тысячью страниц,
Читай ее, исследуя глубины.

Чего здесь нет! Аттический кратерь,
Мегары чаша, килик из Эфеса,
Солен синопский, римский калиптер,
Халкиды бронза, мрамор Проконнеса –

Немых обломков груз… Но имена
Былых людей историей не скрыты:
Их донесли потомкам письмена,
Их сохранили мраморные плиты,

Они еще видны на алтаре,
На черепках из «Гордиева» дома,
На византийском бронзовом ларе,
На амфоре с печатью астинома…

Пусть скуп был древний автор на слова
В земле немало сведений таится:
В ней мощный пласт — подробная глава
Тончайший слой — бесценная страница.

Туда, где бухта въелась в край земли,
Из Гераклеи греки, из-за моря,
Пригнали в год Перикла корабли
И основали Херсонес-эмпорий.

Трудились «хитромудрые» мужи,
Пришельцы тесной солнечной Эллады:
Простор равнин разрезали межи,
Дороги к клерам, низкие ограды.

Народ — в довольстве, чтит закон отцов.
Архонты правят. Строй демократичен.
На пять свободных – двадцать пять рабов,
Но раб не в счет, античный мир двуличен!

Судьба рабу начертана одна:
Не сбросить с плеч до самой смерти ига,
Под хлесткой плетью сгорбится спина.
Проклятьем станут цепи и мотыга.

Куртины стен возведены рабом,
Его рукой отесан каждый камень.
Он для свободных каторжным трудом
Благополучье создавал веками.

Врубил театр Я скал истый материк
Тебе, свободный, для твоей затеи:
В нем звон кифар глушил и рабий крик,
И ярый вопль отвергнутой Медеи…

Три долгих века город процветал,
Торгуя рыбой, и вином, и хлебом.
Херсонес иг на верность присягал
И клялся в том землею, морем, небом,

Был независим, непреклонно-горд
В кольце оград, как за надежной дверью
Он не дрожал от визга скифских орд
И не бежал в бою за элевтерью.

А скиф грозил, и рос его напор,
Керкинитиду и Калос-Лимену
Разграбил, сжег и, как лавина с гор,
Удар обрушил в городскую стену.

Для Херсонеса долгая война
Была чревата гибельным исходом.
Его судьба была бы решена
Бесповоротно этим эпизодом…

Направил царь Евпатор Митридат
Под Херсонес стратега Диофанта,
Фаланги три испытанных солдат,
Синопский флот с запасом провиан

Кровавый путь железный акинак
Не прорубил по клерам Гераклеи:
В бою разбит С кил урон сын Палак,
Неаполь пал, захвачены Хавеи…

Венком героя Херсонес почтил,
Восславил подвиг в мраморном декрете
А Митридату помощь оплатил,
Свою свободу приравняв к монете,

Надолго стал зависим от царя…
Закон ли правит или только случай
Но все дела свершаются не зря:
Он разделил с рабами рабью участь.

Поднялись ввысь латинские орлы,
Распорот мир мечом коротким Рима.
От Понта до Геракловой скалы
Держава велика, необозрима—

В неронов год заняли тесный порт.
На якорь стан, равеннские риеры.
И в Херсонес в числе пяти когорт
Вступил десант, вошли легионеры.

Лет двести сорок кованый сапог
Стирал до блеска плиты цитадели,
Взбивал в походах пыль степных дорог,
Тревожил сон таврических ущелий.

Установил трибун Алкивиад
Для горожан посильные налоги:
Один – оплата девок для солдат,
Налог на воду, подать на дороги, –

Но город жил во власти солдатни,
Терпел лишенья и сносил обиды.
За что с лихвой отмерены они
Ему весами гневной Немесиды?..

Здесь сам Климент, в молитвах по ночам
Глаз не смыкая; слышал брань и вопли,
Когда громил язычник тайный храм.
Он – третий папа! — в бухте был утоплен.

Христогонитель Диоклетиан,
Корыстолюбец без стыда и чести,
Ссылал в Тавриду римских христиан
По наговору, по вражде, из мести…

Настал конец владычества орла:
Чреда атак вандалов, готов, гуннов
Державу Рима в клочья разнесла,
С нее, как пыль, величье славы сдунув.

Распался мир на Запад и Восток,
Напитан чуждой христианской новью.
Еще один истории бросок —
И пройден долгий путь к средневековью…

P.S. Есть много прекрасных городов для путешествий и отдыха. К примеру, Амстердам, который ежегодно посещают более 4 миллионов туристов, где есть множество интересных достопримечательностей, таких как Городской музей и музей Ван Гога, квартал красных фонарей, Эрмитаж на Амстеле и др. Узнать подробную информацию о курорте и цены на туры в Амстердам можно на сайте туристической компании Дилайт (delighta.ru).

Просмотров: 2,126

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *