Культуры эпохи бронзы

Памятники Украины XIV — XII вв. до Р.Х. первоначально соотносились с сабатиновским этапом развития позднесрубной культуры, XII — X вв. — с белозерским. И. Н. Шарафутдинова дала развер-нутое обоснование самобытности сабатиновского культурного комплекса, выделив его в самостоятельную культуру. Данная гипотеза получила, правда, не сразу, общее признание Основные разногласия, сохраняющиеся по сей день, связаны с определением вклада в это новое образование местных культур среднебронзового века, прежде всего, культуры многоваликовой керамики, с одной стороны, и привнесенной с востока, то есть собственно срубной,— с другой.

Позиция автора этих строк обозначена выше и здесь только можно добавить, что уже к рубежу XIV — XIII вв. позднекатакомбно-многоваликовые черты в местной культуре утрачиваются полнос-тью, тогда как раннесрубные проявляются достаточно отчетливо. Процесс культурной нивелировки, в котором доминирующая роль принадлежала срубному компоненту, завершился в предсабатиновское время, и четкой грани между тремя этапами позднебронзового века Крыма провести невозможно. Сложение специфического культурного комплекса каждой последующей ступени происходило постепенно на основе предшествующего, и инокультурные заимствования и новации, обусловленные логикой внутреннего развития, органически вплетались в ткань традиционной культуры, не разрушая ее монолитности и единства. Однако вопрос о том, как далеко зашел процесс этнического смешения, остается пока открытым.

Могильники сабатиновского времени в Крыму не выявлены, белозерских обнаружено всего три — это Суучхан в урочище Кизил-Коба, Донское под Симферополем и Новокленовский в Белогорском р-не. Все они плоские, то есть не имеют над могилами насыпей. На первых двух погребальные сооружения представлены каменными ящиками, на третьем — грунтовыми ямами различных форм и пропорций. Обряд погребения — скорченное трупоположение на боку, часто с поднятыми к лицу кистями рук, ориентация в целом неустойчивая с преобладанием южной.

Сопровождающий инвентарь состоит преимущественно из лепной посуды, которая» в отличие от посуды из подкурганных погребений, относится к группе столовой; другие находки представлены бронзовыми серьгами» браслетами» спиралевидными пронизями» булавкой со скрученной в петлю головкой (рис 10: 5-17), Керамика и другие находки аналогичны происходящим из белозерских могильников Поднепровья и Северо-Западного Причерноморья второй половины XI—конца X в. до Р.Х.

Археологические культуры и этносы. Одним из крупнейших достижений лингвистической науки явилось установление близкого родства индоевропейских языков, распространенных от Ирландии на западе до Индии на востоке. Много общего выявлено в мифологических системах, где нередко в качестве главных персонажей функционируют божества и герои с общими именами. Подобная ситуация могла сложиться лишь в условиях длительного совместного проживания племен-носителей индоевропейской речи, за которым последовало постепенное расселение на сопредельные территории» где переселенцы смешивались с местными жителями и передавали им свой язык и культурные достижения. Процесс освоения новых земель, длившийся тысячелетия» сопровождался распадом индоевропейского единства и образованием новых этноязыковых групп. На определенном этапе су шествовала единая греко-арийская изыковая семья, из которой в дальнейшем выделилась общеарийская, которая в свою очередь разделилась на протоиндоарийскую и протоиранскую ветви, Впоследствии протоиндоарии продвинулись в Индию, протоиранцы – в Иран, в результате чего сложились соответственно индоарийская и иранская этно-лингвистические группы.

Обозначенная в самых общих чертах схема общепринята в науке, и дискуссии связаны главным образом с двумя вопросами: где? и когда? Где искать индоевропейскую прародину? Когда и где происходило каждое последующее разделение прежде единой языковой общности? Решение этих вопросов лежит на стыке разных научных дисциплин, и многообразие точек зрения обусловлено в значительной мере тем, что источники, прежде всего лингвистические и археологические, допускают их различное толкование, неспециалисту же в той или иной области знаний импонируют те выводы «смежников»! которые более всего соответствуют результатам его исследований. К числу таковых принадлежит и автор этих строк, что должен иметь в виду читатель.

Прародину носителей индоевропейской речи большинство исследователей локализует в Европе (И. М. Дьяконов ограничивает этот ареал Балкано-Карпатским регионом), прародину арийских племен — в степной полосе юго-восточной Европы от Днепра до Урала. Поскольку обособление последних и от других индоевропейских народов в относится ко времени существования здесь ямной культурно-исторической общности, то этнокультурную историю бронзового века степной Украины и Крыма представляется правомерным рассматривать в свете арийской проблемы. Вопрос о времени разделения арийцев (протоиндоиранцев) на две ветви (протоиндоарийскую и протоиранскую), от решения которого зависит соотнесение с каждой из них конкретных археологических культур, приобретает при этом первостепенное значение. Наиболее развернутое обоснование в научной литературе получила гипотеза, согласно которой носителями протоиндоиранской речи были срубно-андроновские племена Поволжья, Приуралья и Казахстана, мигрировавшие сначала в Среднюю Азию, а затем, после разделения на протоиндоарийцев и протоиранцев, — в Индию и Иран. Канун распада арийской общности — это время освоения конной боевой колесницы, с которой у индоариев и иранцев связаны общие представления, нашедшие отражение в мифологии, терминологии и реконструируемых общественно-экономических институтах. Самые ранние остатки легких колесниц, имевших колеса со спицами, и костяные псалии, связываемые с колесничной упряжью, выявлены на памятниках абашевской, раннеандроновской и многоваликовой культур. Аналогичные степным псалии известны в Греции, где они датируются второй четвертью XVI в. Основываясь на тезисе о первоначальном появлении боевых колесниц в степях Евразии, время формирования этих комплексов относят к XVII — XVI вв. до P. X.

Таким образом, разделение арийской общности должно было начаться где-то после XVI в., и поскольку срубно-андроновские племена, судя по археологическим данным, появляются на юге Средней Азии в XIV или даже в XIII в., то, очевидно, завершение процесса могло произойти не ранее этого времени.

При всей фундаментальности разработок данная гипотеза не является безупречной, поскольку ее основные положения, касающиеся времени и места разделения арийцев, не всегда соответствуют источникам, интерпретируемым иногда, на наш взгляд, в неверном ключе.

Просмотров: 28 872

Вас также может заинтересовать:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*