Культуры эпохи бронзы

Не входя в рассмотрение аргументации данной гипотезы, которая не во всем убедительна и требует дополнительного обоснования, отметим лишь реальность западных влияний, проявляющихся, в том числе, и в Крыму, но относящихся к значительно более позднему времени. Так, из кургана v с. Заозерное Сакского района про исходит глиняная трипольская статуэтка, из курганов у с. Рисовое Красноперекопского и с. Шалаши Сакского районов (рис 3: 11, 13) — аналогичные позднетрипольским сосуды» которые можно рассматривать как импорт, из того же кургана у с. Рисовое кубок, аналогичный кубковидным сосудам культуры шаровидных амфор (рис. 3: 12), из кургана у с. Вишенное Белогорского района —- кубок среднеднепровской культуры (рис 3: 7). Нами названы наиболее яркие находки явно неместного происхождения, но при необходимости их список можно расширить.

Керамическая посуда из погребений ямной культуры

Рис. 3. Керамическая посуда из погребений ямной культуры.

Новации не ограничивались появлением импортов и ящичных гробниц. В позднеямное время происходит размывание монолитности ямной культуры Крыма и прежние относительно единооб-разные нормы погребальной обрядности утрачивают свою обязательность. Встречаются единичные захоронения в вытянутом положении; получает распространение, помимо восточной и северо-вос-точной, ориентация погребенных на юг, север, запад; наряду с «бедными» безынвентарными захоронениями в обычных для ямной культуры некрупных могильных ямах имеются захоронения в ямах большого размера в сопровождении предметов вооружения, дорогого по тем временам металлического инвентаря и разобранных деревянных повозок. Ярче проявляется культ огня — могилы» а иногда И весь Курган перекрываются накатом из бревен» который затем поджигается» и» когда пламя охватывает всю конструкцию, его гасят землей, возводя насыпь. В результате бревна обугливались, но не сгорали полностью, что и обеспечило их хорошую сохранность в течение по меньшей мере четырех тысяч лет. Встречаются частично обожженные скелеты, а тот факт, что они обожжены только снизу и в могилах нет следов кострищ, свидетельствует, что огненные мани-пуляции производились где-то на стороне. Обряд приобщения умершего соплеменника к огненной стихии восходит, возможно, к до-ям ному времени, хотя формы этого приобщения в разное время и у разных племен могли быть различными. По-видимому, о таком приобщении говорится в некото-рых стихах древнейшего свода гимнов индоариев «Ригведе», например:

Не сжигай его, Агни, дотла,
не пожирай!
Не испепеляй его кожу и тело!

И далее, обращаясь к умершему:

Накройся коровьими членами,
(как панцирем), от Агни,
Закутайся в жир и топленое масло,
Чтобы дерзкий (Агни),
играющий пламенем,
Не охватил тебя, чтобы
сжечь дотла.

Любопытно, что древнегреческий герой Ахилл также покрывала тело своего погибшего друга Патрокла частями туш забитых животных, хотя там, как это следует из «Илиады», трупосожжение было полным. Различия в посмертных воздаяниях в позднеямной среде отражают далеко зашедший процесс социальной и имущественной дифференциации, и «пышность» погребального обряда была призвана обеспечить сохранение за усопшим его высокого прижизненного статуса в потустороннем мире.

С изменением внутренней структуры ямного общества связана каким-то образом возросшая военная активность и подвижки внутри ареала, сопровождавшиеся неизбежным в такой ситуации перераспределением территории. Характерно, что первые укрепления в виде рвов и каменных стен появляются на многослойном Михайловском поселении в Нижнем Поднепровье на заключительном этапе его существования, то есть в позднеямное время. В этот процесс могли быть вовлечены отдельные группы неямного населения сопредельных областей, чем и объясняется возникновение новых явлений в погребальном обряде ямников, а также предметов, прежде всего керамики, не одной, а нескольких культур — позднем а йкопской, трипольской, амфор. Разнородность привнесенных элементов и их неполная синхронность свидетельствуют о длительности и импульсивном характере обозначенного процесса, что обеспечило ноете ленную трансформацию ямной культуры, не утратившей, однако, своего спе цифического облика до начала среднебронзового века.

Основу экономики ямных племен составляло комплексное скотоводческо-земледельческое хозяйство при явном преобладании скотоводческой отрасли. Ремесленное производство, за исключением, возможно, металлообработки, не было специализированным; орудия труда, оружие и прочие изделия производились внутри семейных общин. Поселения этого времени в Крыму пока не обнаружены, что косвенно свидетельствует об относительной легкости и простоте жилых построек, от которых не осталось следов, а также о частой смене мест обитания, обусловленной быстрым истощением природных ресурсов ближайшей округи, прежде всего пастбищных угодий. Возведение курганов, требовавшее огромных» а в отдельных случаях просто колос сальных трудовых затрат, отражает важную роль в системе идеологических представлений культа предков. По представлениям строгое соблюдение погребальных ритуалов и последующие жертвоприношения поддерживали существование предков В потустороннем мире; в свою очередь предки, будучи приближенными к внеземным сферам и силам, заботились о живых родичах, оказывая им защиту и покровительство. С культом мертвых связаны каменные стелы, которые встречаются чаще всего на перекрытиях могил. Они разных размеров и форм, изготовлены пре-имущественно из ракушечника, известняка и песчаника. Наибольший интерес среди них представ-ляют антропоморфные, в виде подпрямоугольных плит с выделенной головой (рис. 1: 3,4).

О первоначальном назначении и культурной принадлежности антропоморфных стел высказывались различные мнения. Согласно одному из них, стелы принадлежали местному доямному населению и в ямное время использовались вторично как обычный строительный материал. Однако этому противоречит сохранившаяся к моменту раскопок раскраска некоторых из них, в том числе, и преднамеренно разбитых при совершении захоронения; в момент снятия таких стел краска на лазах тускнеет и осыпается. Именно сочность красок говорит за то, что они наносились (или обновлялись) в процессе погребальной церемонии, а стела мыслилась связанной каким-то образом с усопшим.

Среди этой категории памятников преобладают примитивные изваяния, нередко с едва угадываемыми признаками антропоморфности, но встречаются и такие, которые без натяжки можно назвать высокохудожественными. Одна из них найдена у села Верхоречье Бахчисарайского р-на: на лицевой стороне стелы выше сложенных на груди рук изображен лук, ниже лука — две фигурки лошадей и пояс с боевым топором; ниже пояса, а также выше его, рядом с изображения ми лошадей расположены две пары человеческих фигурок, исполняющих ритуальный танец, при этом у нижних фигурок четко обозначены признаки пола. На правом плече оборотной стороны стелы изображен прямоугольный предмет в виде дорожной сумы, подвешенной на бечевке, на левом — колчан со стрелами, справа от колчана — две фигурки (самец и самка) диких животных, похожих на сайгу. Все изображения выполнены в технике высокого рельефа. Эта стела, по-видимому, не имеет отношения к погребальному культу и может быть соотнесена, скорее, с весенними календарными обрядами. Как нам представляется, она являет собой бога-пастыря, хозяина и покровителя диких и домашних животных» близкого по своим функциям индийскому, ведийскому божеству Рудре. В пользу этого предположения свидетельствует как наличествующие изображения, так и отсутствующие среди них изображения коровы и быка» роль которых в хозяйстве и культе племен раннебронзового века была доминирующей (Рудра мыслился не только антропоморфным, но и представлялся в образе быка и в этом своем качестве сходился с богиней земли Пришни, принимавшей образ коровы).

Надо, однако, отметить, что верхореченская стела может относиться не к ямному, а к раннекатакомбному времени — висло-обушные топоры, аналогичные изображенному на стеле, более характерны для катакомбных комплексов.

О других видах искусства мы можем судить лишь по орнаментированным каменным ящикам и керамике, где безраздельно господствуют геометрические композиции. На лепных сосудах орнамент выполнен отпечатками веревочки и различных штампов или прочерчен острым предме-том; стенки ящиков расписаны изнутри, как уже отмечалось, минеральными красками — черной, белой и красной, в отдельных случаях орнамент выполнен в технике углубленного рельефа (рис. 2). Монотонные и сухие, по нашим представлениям, орнаментальные схемы имели магическое со-держание — первобытность не знала «искусства для искусства», то есть чистого украшательства.

Просмотров: 28 879

Вас также может заинтересовать:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*