Киммерийцы. Тавры. Ранний железный век.

В. А. Колотухин.
Сборник научных работ по истории Крыма «Крым сквозь тысячелетия – Редкол.: Г.М. Буров и др. ; ред. Б. Д. Дейч. – Симферополь : ЛИРа, 2004. – 574 с.

С метеоритным железом чело­век познакомился в глубокой древности. Наиболее ранние изде­лия из этого металла найдены в Египте в могилах начала IV тыс. до Р.Х., где, как и в Передней Азии, они встречаются споради­чески в течение III — II тыс. до Р.Х. Падение метеоритов, то есть «не­бесных камней» обусловило появ­ление представлений о «тверди небесной» и сверхъестественном происхождении железа. Это был редкий металл, из которого изго­тавливались преимущественно украшения и мелкие поделки, оп­равлявшиеся в серебро, золото и инкрустировавшиеся драгоцен­ными камнями. Во времена вави­лонского царя Хаммурапи (XVIII в. до Р.Х.) железо ценилось в во­семь раз дороже серебра. Современное изготовление металлоконструкций поразило бы наших предков своим масштабом.

Метеоритное железо безуглеродистое, с высоким содержанием никеля, при нагреве и последующем ох­лаждении на воздухе в нем обра­зуются трещины, вследствие чего процесс изготовления изделий ог­раничивался холодной ковкой металла. Примитивные способы получения железа из руды были открыты в разное время и в раз­ных местах, наиболее высокая для своего времени технология плав­ки и изготовления железных из­делий разработана хеттами в XV в., но до падения Хеттской держа­вы секреты производства, по-ви­димому, тщательно охранялись. В Восточном Средиземноморье на­чало широкого распространения черной металлургии приходится лишь на рубеж XIII — XII вв.; в Греции древнейший железный меч найден в могиле XI в., а в X в. до Р.Х. железное оружие употреб­лялось уже повсюду в Элладе.

В Восточноевропейском реги­оне древнейшими изделиями из метеоритного железа до недавне­го времени считались вислообушный топор и копье, найденные в одном из подкурганных погребе­ний Калмыкии второй четверти II тыс., однако в последние десятиле­тия XX в. в Приуралье обнаружена целая серия изделий как из метео­ритного, так и из рудного железа, относящихся к концу III — началу II тыс. до Р.Х. Причины, по кото­рым металлургия железа не полу­чила там дальнейшего развития, исследователи усматривают в низком качестве местных руд и недостаточно развитой техноло­гии их плавки.

Киммерийцы. Начало желез­ного века в Восточной Европе приходится на IX в. до Р.Х. На его рубеже повсеместно исчезают белозерские поселения и в степи формируется культура ранних кочевников, представленная отно­сительно немногочисленными впускными подкурганными по­гребениями, которая связывается с первым известным нам по име­ни народом причерноморских степей — киммерийцами. Этноним «киммерийцы» засвидетельствован впервые в «Одис­сее» Гомера, время создания кото­рой определяется в рамках IX – VIII вв. до Р.Х. Построенная на основе авантюрно-сказочного материала, «Одиссея» не содержит разверну­тых географических и этнографических сведений, но при описа­нии чудесных стран и народов в ей, наряду с мифологическими и легендарными, приводятся и реальные данные. Та часть странствий Одиссея, которая связана с посещением земли киммерийцев, происходила в бассейне Понта (Черного моря) и его маршрут в значительной мере совпадал с маршрутом аргонавтов, следовав­ших поколением раньше в Колхи­ду за золотым руном. Для арго­навтов Колхида была конечным пунктом путешествия, для Одис­сея остров Эя (владения волшебницы Цирцеи, сестры «кознодея Ээта», находившиеся, очевидно, в пределах страны колхов) — лишь промежуточным. Переход от Эи до земли киммерийцев у Одиссея занял один день, исходя из чего некоторые исследователи склонны локализовать эту последнюю недалеко от Колхиды. Однако как сам характер поэмы, так и приво­димые в ней сведения относительно расстояний и сроков плавания между различными странами сви­детельствуют о непригодности по­добных выкладок Гомера для ка­ких-либо исчислений.

Решающим нам представляется иное обстоятельство: Одиссей пе­ресек Океан поперек. Океаном здесь, как и в других местах «Одис­сеи», называется Понт, но в то же время в поэме говорится, что только после его пересечения Одиссея достиг «глубокотекущих вод Океана» и прошел еще какое-то расстояние по его течению к месту, где был расположен вход в потусторонний мир. Поскольку Океан представлялся древним как мировая река, окружавшая зем­лю, а моря были его заливами, то у Гомера, скорее всего, произош­ло наложение друг на друга раз­новременных представлений о Понте: более ранних, согласно ко­торым за ним уже не было суши, и более поздних, согласно кото­рым Понт являлся замкнутым водным бассейном, то есть морем.

Уточнение «поперек» позво­ляет локализовать киммерийцев на северном или крайнем северо-восточном побережье Черного мо­ря. Если учесть, что еще до Одис­сея его вдоль пересекли аргонавты (от устья Фасиса в Колхиде до Ист­ра-Дуная), то становится очевид­ным, что общие очертания Черно­го моря ко времени Гомера были известны, хотя, возможно, эти зна­ния еше не стали достоянием всего греческого мира.

Просмотров: 13 321

Вас также может заинтересовать:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*