Вот слова Диона Хризостома (XXXVI, «Во-рисфенская», речь): «Следы опустошения (гетов) видны еще и в том, что ни одной статуи в храмах, ни одного надгробного памятника не осталось в городе: все они без изъятия изуродованы». Коллекция монет содержит ряд воспорских царей, не совсем полный, но любопытный. Собрание разнородных сосудов может доставить обильный источник антикварию в составлении монографии. К сожалению, собрание больших расписанных ваз не так блистательно, как бы должно ожидать: лучшие по открытии немедленно отсылаются в С.-Петербург, в Эрмитаж. Взамен ваз музей богат древними камнями с более или менее сохранившимися на них древними надписями. Во время покойного Стемпковского Керченский музей особенно обогащен истинными сокровищами. «...Иппосфенова жена (посвящает статую?) Димитре (Церере), законодательнице (учредительнице земледелия, в царствование) Спартока, (сына) Евмилова». Надпись прелюбопытная, во-первых, показывающая, что и пантикапеяне боготворили Цереру как подательницу земных благ и в честь нее даже совершались празднества, как это видно из слов одной надписи (AHMHTPIHE); во-вторых, дополняющая историю Воспора именем царя Спартока, сына Евмилова, по свидетельству Диодора Сицилийского (XX, 100), царствовавшего за 284 года до Р.Х. «Антистас, Фаномах, (сын) Со.., посвятил (сию) статую Фебу, совершая память (своему) отцу, в бессмертие. (При царствовании) Перисада, владеющего [678] (всеми) землями, находящимися между крайними пределами гор Тавра и Кавказа». Надпись весьма важная по указанию границ Воспорского царства. Лит.: Н. Н. Мурзакевич. // Поездка в Крым в 1836 году.

***

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*