По дороге в Балаклаву попадается монастырь Св. Георгия, стоящий ш уединенно на крутой приморской скале тотчас за мысом Фейолентом. В местоположении этого монастыря выражена, кажется, самой природой мысль отшельничества. Как поразили нас слова ирмоса, услышанные при входе в храм! Мы под влиянием впечатлений сладостных с умилением вторили иноку, певшему вечерний канон: «Житейское море, воздвизаемое зря напасшей бурею, к тихому пристанищу твоему притек, вопию ти: возведи от тли живот мой многомилостиве!». Император Александр I, осматривая Крым, два раза посещал этот монастырь. Небольшая церковь во имя Св. Великомученика Георгия Победоносца достаточна для небольшого числа братии, которой часть находится на военных кораблях Черноморского флота. Должно полагать, что здесь было то место, с коего древнейшие жители Крыма тавры пристававших к здешним местам иностранцев, схватив, убивали и сбрасывали тела их со скалы в море. Тут, может быть, находился храм Дианы, упоминаемый Иродотом и Стравоном. Отвлечемся от Балаклавы, чтобы узнать о Париже. Французская столица уже несколько столетий непреодолимо тянет русского человека. Писатели и художники, инженеры и артисты стремились увидеть своими глазами такие достопримечательности Парижа , как Нотр-Дам-де-Пари и бульвар Монпарнас или посидеть в кафе Парижа, знаменитых на весь мир. Подробно о достопримечательностях Парижа можно узнать на сайте www.cult-turist.ru. Но вернемся к Криуметопону. Недалеко отстоящий отсюда мыс Айя в отдаленной древности назывался Криуметопон; противоположный ему на азиатском берегу, носящий ныне имя Керемпе, именовался Карамвис104. Они разделяют Черное море на две половины, сходные со скифским луком, по замечанию Стравона (VIII, 309). Постепенно спускающийся от Георгиевского монастыря к Севастополю склон земли открывает весь древний Ираклийский полуостров, некогда отделенный от нынешней Балаклавы до Севастополя земляным валом и рвом. В нескольких верстах от монастыря начинается постепенный переход от равнины к горам. Здешние горы, состоящие по большой части из известкового камня, разнообразными их формами и положением утверждают в мысли, что в перемещении их с места на место участвовала сила подземного огня. В некоторых местах, раздробясь на несколько масс, они у прибрежья выходят из-под воды в виде скал. Впрочем, такое насильственное действие не отнимает у этих гор свойственной им красоты: покрытые густой травой и мелким кустарником, они вместе с греческими поселениями представляют живописные виды. Балаклава, расположенная у подошвы окружающих ее высоких гор, при продолговатом заливе, составляет красивый городок, населенный военнослужащими греками. Морейские выходцы, присоединившиеся в 1770 году к российскому войску во время войны России с Турцией, по окончании оной, навсегда остались в России [655] и положили основание как этому городку, так и другим греческим поселениям в Крыму и в Екатеринославской губернии. Получив от правительства земли с разными угодьями, они обязались нести пограничную кордонную службу, для которой и сформирован конный батальон под именем Балаклавского. Этот батальон, не входя в состав прочего российского войска, пользуется, однако, присвоенными армии преимуществами. Лит.: Н. Н. Мурзакевич. // Поездка в Крым в 1836 году.

***

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*