Ни о каком «этническом единстве населения всего европейского и азиатского Средиземноморья» говорить не приходится. История народности или национального государства далеко не одно и то же, что история территории, на которой они формируются. Несомненно, что в историческом развитии и сложении народности крымских татар никакого, даже опосредствованного, участия не могли принимать оставшиеся в далеком прошлом народы, чьи культурные традиции оказались давно забыты вместе с ними (скифы, сарматы, гунны, авары и др.). Но и современные монгольским завоеваниям народы, оказавшиеся на пути этих завоеваний, вливались в среду нового образования — татар — лишь в том случае, если принадлежали к тюркской общности, находившейся в это время на стадии формирования народности и объединенной в основном признаком кочевого быта и хозяйствования. Что касается покоренных моноголо-татарами оседлых народов, стоявших на ступени уже сформировавшейся народности, то никакого влияния на традиционную культуру кочевников они не могли оказать хотя бы потому, что между победителями и побежденными лежала непреодолимая пропасть религиозно-идеологических, культурных и бытовых различий, даже углубившаяся после принятия татарами Золотой Орды сменившего язычество мусульманства. В ряде работ по истории Крымского ханства отмечается, что оно образовалось как обособившийся от Золотой Орды в результате ее распада улус, получивший свою политическую самостоятельность во второй четверти XV в. Очевидно, что с позиций исторической науки в геополитическом отношении такая упрощенная схема не отражает в полной мере реалий. Во-первых, становлению Крымского ханства сопутствовало сложение новых границ, а его территория превышала владения Крымского улуса Золотой Орды, охватывавшие восточную часть полуострова (без Судака и Каффы с их округами), степь и часть предгорья. Несомненно, что в подобной ситуации происходило изменение общей картины народонаселения: в разноэтничный состав Крымского улуса (представленный тюркскими и тюркизированными кочевыми племенами и родами, оседлым полиэтничным населением городов Крыма и Карасубазара, в том числе, немалым числом мусульман малоазийско-го происхождения и еще не сформировавшихся в народность, но ставших тюркоязычными недавних кочевников) вливалось новое население представителей иных национальностей, языков, культур. Во-вторых, Крымское ханство, начиная отсчет своей истории с самостоятельно правившего в Крыму хана Уду Мухаммеда или возведения на крымский престол основателя новой династии Хаджи Те рая, еще не являлось в полной мере династическим государством восточного типа, каким сталов после событий 1475 г., когда полуостров был завоеван османами и поделен между Крымским ханством и Оттоманской Нортон. Если ранний этап истории Крым ского ханства характеризовался существованием относительно самостоятельного улусного владения, то следовавший после 1475 г. период его истории проходил под эгидой главенства Османской империи, накладывавшей свой отпечаток на его культуру, язык, идеологию, развитие юридических и правовых институтов. Лит.: Крым сквозь тысячелетия. / гл.ред. Б.Д.Дейч.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*