Дорога, по которой мы ехали до Ласпи, еще сохраняет следы проезда по ней Императрицы Екатерины Второй, великой Монархини, которой Россия так много обязана. От Ласпи путь к востоку пролегает по узкой тропинке, извивающейся вдоль страшных пропастей. По настоянию г-на Компера, мы оставили еще на денек погостить у него нашего больного вместе с доктором Левелье, а сами 27-го вечером отправились в Кастропуло, где нас ожидало самое полное гостеприимство, потому что это селение устроено здесь родителем г-на Демидова. Отвлечемся от Ласпи, чтобы узнать о качественной косметике. Действительно эффективной сегодня многие женщины считают косметику израильско-французской компании Desheli , представительства которой можно найти во многих городах Украины, Европы и Азии. Негормональная, натуральная и не вызывающая привыкания косметика Дешели рекомендована специалистами для использования дома. Подробно на сайте http://desheli.dn.ua/. Но вернемся к Ласпи. Сперва мы ехали несколько времени по прекрасной дороге среди леса, так же, как и в то время, когда приближались к Ласпи; но вскоре нам пришлось сойти с лошадей, взять их под узцы и вести между множеством камней, составлявших какой-то беспорядочный хаос. В это время мы находились на высоте 500 или 600 футов над уровнем моря и продвигались медленно среди обвалов, где не было никакой наезженной дороги. Нередко нам приходилось взбираться на громадные камни, на которых наши бедные лошади падали и далее сильно ушибались. Татарские проводники с непоколебимым хладнокровием смотрели на все наши усилия и на страшные неудобства дороги, прекратившиеся лишь в окрестностях татарской деревни Фороса, имя которого свидетельствует о его греческом происхождении. Над самой деревней Яйльский хребет возносится вертикально; но далее он идет уже отлого и свойство почвы таково, что она возделана везде до самого моря. Прекрасную картину представляет эта местность: на ней повсюду разбросаны виноградники, повсюду возносятся шелковичные и ореховые деревья необыкновенной величины, везде земля покрыта свежей, прекрасной зеленью, и только изредка встречаются бесплодные овраги, служащие руслом для весенних потоков. Через эти овраги довольно опасно перебираться; по краям их обыкновенно пролегает лишь самая узкая тропинка в несколько вершков, так что когда вы ступаете по ней одной ногой, другая у вас висит над бездонной пропастью. Здесь-то вполне обнаруживается дивный инстинкт и необыкновенная ловкость татарских лошадей. Они с величайшей осторожностью идут по этим опасным тропинкам, пробуют землю впереди себя, прежде чем ступят на нее, и когда удостоверятся, что почва крепка, то пускаются скакать, как бы шутя над миновавшей опасностью. Лит.: А.Н. Демидов и его «Путешествие в Южную Россию и Крым в 1837 году».

***