Переехав через речку Токмак, впадающую в озеро Молочное, мы прибыли в землю ногайских татар. В этих обширных равнинах, где начали местами появляться следы возделывания почвы, я в первый раз видел саранчу, о которой в Валахии только слышал много рассказов. Представьте себе целую живую тучу, пожирающую все растительное в тех местах, где она опустится. Этих прожорливых насекомых так много, что не заметно между ними ни малейшего уменьшения, несмотря на огромные стада разных птиц, которые с жадностью поедают их. Ногайск есть главный город страны, населенной кочевым племенем, не совсем еще привыкшим к оседлой жизни, что доказывается и постройкой домов в этом городе. Главные материалы, употребляемые здесь на постройку, состоят из глины и соломы. Сломайте мечеть, базар и несколько бедных лавок, и от города останется жалкая деревня. История этого города так нова, что ее можно рассказать в немногих словах. В конце прошлого столетия, когда Императрица Екатерина Великая помышляла о заселении южных областей России, в степях астраханских кочевала многочисленная орда татар, состоящая из чистых потомков тех племен, которые следовали за победоносными знаменами Чингис-Хана. Правительство, даровав этим людям некоторые льготы, привлекло их в страну, которую они и теперь еще занимают. И они поселились здесь в числе 30 тысяч человек. Но кочевые склонности их всегда снова проявлялись, так что эти татары нередко были в тягость соседним с ними жителям. Один французский эмигрант, граф Мезон, предпринял совсем приучить этих людей к гражданской, оседлой жизни. Он действовал в этом случае с таким терпением и искусством, что успел из блуждающих сынов степи сделать трудолюбивых поселенцев. Он научил их возделывать землю, которая ждет здесь только рук для своей обработки, и земля эта щедро вознаградила труд их. Тогда развилась у ногайцев торговля, а при торговле образовалась промышленность, совершенно согласовавшаяся со склонностью ногайцев к странствованиям. Каждый год после жатвы длинные обозы их отправляются в Кафу и Керчь, нагруженные произведениями плодоносных равнин, заселенных ногайцами. Едва завидите вы вдали цепь ногайских телег, как уже по ветру доносится до вас несносный скрип колес. Телеги их делаются обыкновенно только из дерева, и в устройство их не входит ни куска железа; их везут верблюды, величины истинно громадной. Ногайцы любят скрип своих телег, и если кто-нибудь посоветует им смазать колеса, то они отвечают: «Зачем же? Шуму не любят только воры одни». Лит.: А.Н. Демидов и его «Путешествие в Южную Россию и Крым в 1837 году».

***