Военные верфи устроены в Николаеве, которого положение очень для этого благоприятно как по его местности, так и по причине удобства сплавлять к нему из Средней России нужный кораблестроительный лес. А потому в Севастополе надобно было только иметь доки для починки кораблей, и они устроены превосходно. Кто бы подумал? Главный враг, истребляющий в Черном море величайшие корабли, есть не кто иной, как самый крошечный, почти незаметный червь, называемый teredo navalis. Вследствие разрушений, причиняемых этим червем, как слышно, русские военные корабли круглым числом могут служить только восемь лет, тогда как французские и английские круглым же числом служат пятнадцать лет. Были сделаны попытки предохранить корабли от означенного червя, но, кажется, они не имели успеха. Осмотрев эти занимательные постройки, мы вознамерились отправиться морем для посещения Инкермана. Выходя из арсенала, мы заметили прекрасный фонтан, устраиваемый в скале для снабжения флота пресной водой. Вода эта будет процеживаема и доставляема на корабли в самом чистом виде. Проплывая мимо узкой долины, мы вдруг увидали отдельный домик, некоторого рода киоск, возвышавшийся среди дубовой рощи. Здесь был общественный сад, праздничное гульбище города, который, воздвигая вокруг себя грозные укрепления, не забыл и о месте для отдыха и прогулки. В этом саду особенно большое гулянье бывает 1-го мая. При нас сад всячески старались украсить в ожидании приезда Августейшей Фамилии. В самой бухте вода довольно пресная, что доказывается обильно растущим в ней тростником. Быстро проехали мы через гавань и вступили в русло Черной речки, довольно узкое, но глубокое. Здесь утесы раздвигаются, лощина становится шире, взоры, утомленные однообразным зрелищем береговых утесов, отдыхают при виде больших зеленеющих луговин, орошаемых ручьями, осененных купами дерев, украшенных цветущими кустами. Мы вышли на правый берег реки, поросший красивыми деревьями, и начали взбираться на соседний утес, в котором прорыто для Черной речки новое русло, долженствующее провести ее к бассейну арсенала. На этот утес всходить очень легко, потому что в нем нарочно для этого высечены ступени, сделанные в тот самый день, когда Инкерман-скую долину посещал знаменитый гость - маршал Мармон. Прибыв к краю канала, мы не замедлили осмотреть и тоннель, проходящий под громадной массой камней. Этот тоннель, весь высеченный в утесе, простирающийся на 130 метров в длину (почти 65 сажень), стоил 15-месячной работы. В вышину он имеет десять французских футов; на левой стороне его устроена дорожка, достаточная для того, чтобы проходить по ней. Работа была начата с обоих концов тоннеля вдруг, и рабочие сошлись посередине, почти нисколько не уклоняясь от прямой линии. По берегам канала, простирающегося на 18 верст, устроены одиннадцать караулен, представляющих красивые восьмиугольные павильоны. Недалеко оттуда мы посещали обширные пещеры, в которых укрывались от гонения благочестивые отшельники. Пройдя сквозь узкую дверь, мы начали взбираться на извилистую лестницу, по бокам которой устроены тесные и темные кельи; эта лестница привела нас в часовню, из которой видна во всю длину свою прелестная Инкер-манская долина, замыкаемая громадным утесом, на котором возвышался некогда Инкерман. Теперь в этих пещерах нет монахов, и они служат убежищем солдатам, работающим при канале. Здесь эти солдаты находят успокоение на одрах, не менее жестких, как и те, на которых спали отшельники. В истории Крыма мы нашли об Инкермане сведения весьма неопределенные. По уверению некоторых ученых, во времена древней Греции, город этот процветал под именем Феодосии; но по утверждению других, он назывался тогда Стеносом. Паллас, напротив, полагает, что город этот первоначально основан уже генуэзцами. Теперь от него остались только развалившиеся стены и башни да множество маленьких пещер, высеченных на отвесной стороне горы. Болота, простирающиеся вокруг этих развалин, распространяют вредные испарения, и потому жители Севастополя обыкновенно не советуют путешественникам долго заниматься осмотром инкерманских развалин. Лит.: А.Н. Демидов и его «Путешествие в Южную Россию и Крым в 1837 году».