Руины храма Ифигени и монастырь на Гераклейском полуострове

С таким трудом происходит расставание с древними мифами, которые переплелись со славой, с самим происхождением народов. Имена таврской богини, Дианы, Ифигении, Ореста — покровителей херсонесцев наряду с Геркулесом, смешались в их культе; и когда на смену язычеству пришло христианство, память о них освятили под именем знаменитого святого Георгия. Святой Георгий наследовал Ифигении, Оресту, Геркулесу.

Мне навсегда запомнится то волшебное впечатление, которое произвел на меня внезапно открывшийся вид на монастырь. Выехав из Балаклавы и проехав по долине, занятой деревней Карань, мы оставили справа, в скалах, ряд древних гротов; затем, достигнув вершины обширного плато, с удивлением обнаружили сухую и унылую бесплодную таврическую степь. Занятые вначале руинами храма Ифигении, глубоким ущельем меж отвесных скал с выходом к сверкающему морю, мы продолжали искать глазами монастырь на этой пустынной равнине. Вот мыс Фанар и вдали — Севастополь; видно также на краю скалы небольшую церковку, куда мы машинально направляемся. О чудо! Едва мы склонились с дрожью над этим карнизом, чтобы смерить взглядом бездну, открывшуюся перед нами, как вместо ужасной пропасти, глодаемой бездонным морем, увидели церковь, жилища, террасы, спускающиеся ступенями, сады, прекрасные деревья, старые тополя, орошаемые прекрасным источником, над которыми мы как будто парили. Все это в 50 футах под нами, в небольшом оазисе, подвешенном, как по волшебству, в нескольких сотнях футов над морем, в ограде величественно вздымающихся темных базальтовых скал, которые еще сильнее подчеркивают зелень, скрывающую монастырь. Фрагмент сферического выброса, который я зарисовал, напоминает мощный контрфорс, поддерживающий это нагромождение террас и скал.

Ворота и лестница, прорубленные в камне, — вот единственный вход и единственный путь в это убежище, поначалу созданное троглодитами, — ибо по соседству с небольшой церковью известняковый обрыв продырявлен древними гротами, которые восходят, пожалуй, к временам первых обитателей Крыма, а теперь служат погребами и птичниками. Они служили кельями монахам еще во время путешествия Палласа в 1794 г.; сегодня они предпочитают жить в наземных постройках .

Лит.: Несколько слов о географии и древней истории крымского побережья. // Дюбуа Де Монпере Фредерик. Перевод Т. М. Фадеевой.

***

Просмотров: 1 385

Вас также может заинтересовать:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*