В Севастополе меня более всего поразило зрелище военного порта, столь укрепленного со стороны моря и совсем не защищенного со стороны суши. Город по всему своему периметру был полностью открыт — ни ворот, ни малейшего укрепления. Все улицы выходили на огромную площадь неопределенных очертаний, и, так сказать, в степь, по которой разбегалось множество дорог и тропинок — в Балаклаву, Чоргунь, монастырь св. Георгия. Слева — заново созданный резервуар фонтанов Севастополя, вода которых происходила из источников, указанных мною выше. Этот резервуар примыкает к стене ограды общественного парка, недавно учрежденного на высотах, замыкающих Южную бухту. Взор скользит над бухтой, которая выглядит отсюда особенно впечатляюще, со своими военными судами, появившимися здесь как будто по волшебству, поскольку трудно заподозрить, что этот «длинный пруд» сообщается с морем. Напротив сада, которому дали название «бульвар», немного вправо простирается виноградник господина Бардак. Я полагаю, что сегодня все это изменилось и что мысль о том, что англичане в случае войны могли бы высадить десант на какой-либо точке Херсонеса-полуострова и нанести урон позиции Севастополя, заставит построить оборонительные сооружения для его защиты с суши. Это не придаст городу привлекательности; но первое условие для военного города — это возможность защититься. Большая дорога из Севастополя в Симферополь начинается на северной стороне гавани, которую следует пересечь. Она целиком проходит по террасе, отделяющей известняковый гребень от третичных отложений степи. Повсюду она пересекает поля белого рухляка, и, за исключением долин Бельбека, Качи, Альмы, летом трудно увидеть что-либо более сухое и пыльное, что хотелось бы скорее миновать; глаз лишь в течение нескольких мгновений отдыхает на островках зелени садов и виноградников, в особенности на берегах Бельбека. Здесь загородные дома высшего севастопольского офицерства и татарская деревня Дуванкой являют глазу привлекательное зрелище. О винах этих долин я повторил бы лишь то, что уже сказал выше. В точке, где большая дорога, идущая с северного берега Большой гавани Севастополя, спускается поблизости от морского побережья в долину Бельбека, я осмотрел на первой горке справа от дороги древнее укрепление; оно представляет собой правильный квадрат, который занимает всю вершину холма; мне показалось, что он построен из кирпича: склон холма покрыт ими, так же как и обломками амфор; то же наблюдается и в окрестностях, где заметны следы других построек. Канал до Бельбека некогда подводил воду вплоть до подножия укрепления. Эта крепость из кирпича могла относиться к оборонительной систе- ме Гераклейского полуострова, и, возможно, входила в состав «длинных стен» императора Юстиниана*. (*Я вначале предположил, что это было одно из укреплений Скилура; но тавро-скифы, как я полагаю, не использовали кирпич. Его употребление при возведении укреплений -чисто византийская особенность. Кеппен. Крымский сб., с. 248.) Лит.: Дюбуа де Монпере Фредерик. Париж, 1843 г. // Путешествие в Крым. // Перевод с французского Т.М. Фадеевой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*