11 октября в Ялтинском порту симеизцы с семьями — всего 27 человек — погрузились на пароход «Черноморец». Отбыть, однако, удалось только 15 октября. В сопровождении катеров пароход ушел в долгий, почти двухнедельный рейс до Батуми. Переход оказался трудным и опасным — под бомбежками, с частыми остановками (приходилось пережидать, пока дорогу очистят от вражеских мин). К концу пути академик Г. А. Шайн тяжело заболел. Когда выяснилось, что из-за болезни сердца он не сможет продолжать путь в Ташкент, куда направлялись сотрудники обсерватории, группа разделилась. Г. А. Шайн, В. А. Альбицкий, В. Ф. Газе и все спектроскописты уехали в Грузию, в Абастумани, остальные последовали в Ташкент, а затем в Китаб, на широтную станцию. В Китабе под руководством Г. Н. Неуймина вторая группа крымчан возобновила научную деятельность. Вскоре туда пришла печальная весть: 7 февраля 1942 г. в бою на харьковском направлении, у села Глазуновки, погиб смертью храбрых симеизский астроном В. Г. Шапошников. Ему было только 36 лет, он не успел закончить большую и интересную работу. После войны Елизавета Федоровна Шапошникова передала его записи заместителю директора Пулковской обсерватории профессору М. С. Звереву, а тот поручил продолжить исследования аспиранту Д. Д. Положенцеву. Будущий ученый, применив электронно-вычислительные машины, завершил незаконченное дело, защитил диссертацию на тему «Построение фундаментальной системы склонений по методу В. Г. Шапошникова». Годы войны для сотрудников обсерватории, как и для всех советских людей, были годами трудных испытаний. Но научная работа не прекращалась. В Абастумани академик Г. А. Шайн, используя спектрограммы, вывезенные из Симеиза, занялся изучением так называемых углеродный звезд. Его выводы об изотопах углерода послужили ключом к решению ряда вопросов ядерной физики. Это выдающееся достижение ученого было отмечено Государственной премией I степени. Чтобы как-то помочь фронту, академик Г. А. Шайн выполнял в Абастумани важную, хотя и оставшуюся малоизвестной, работу по изучению состава крови путем фотографирования ее спектра поглощения. Директор Абастуман-ской обсерватории, нынешний президент Академии наук Грузинской ССР Е. К. Харадзе рассказывал автору этих строк, как Григорий Абрамович делил со всеми наравне тяготы военных лет. Он добровольно вызвался нести патрульную службу по охране обсерватории, находившейся рядом с границей. Свой академический паек распорядился делить на всех. Григорий Абрамович был добрым, заботливым, внимательным человеком, и, когда пришло время ему вместе с другими симеизцами уезжать домой, грузинские астрономы очень о нем сожалели. Лит.: Илья Неяченко. // Звезда в подарок. 1984 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*