Тимиргазин А. Д. Судак. Путешествия по историческим местам.

Генуэзцы вели в Крыму в основном посредническую торговлю, предпочитая не ездить в далекие края лично, а пользоваться товарами, привозимыми купцами других стран. Посредническая торговля приносила большие прибыли. Значительное место занимала также торговля сырьем и продуктами самого Крыма. С полуострова вывозились рыба, икра, соль, невыделанные шкуры, а также хлеб с Прикубанья.

Солдайя в этот период становится укрепленным поселением и административным центром сельскохозяйственного округа. Главным занятием не только сельских жителей, но и горожан становится земледелие, в частности возделывание и обработка винограда. Многие солдайцы большую часть года проводили за пределами города, в деревнях, где имели свои дома и занимались сельским хозяйством. Так, в протокольных записях показаний Космы и Константина, имевших свои дома в деревне Карагай, указывается, “что два дома (в Карагае) заняты ими… что они живут в них, когда ходят туда работать, даже зимой, когда есть работа, но что сами они уже свыше сорока лет являются жителями Солдайи, имеют свои дома в Солдайе, в Карагай же уходят и приходят, когда там работают”. Консул Солдайи в письме консулу Каффы сообщает, что “помимо карагайцев, есть и такие люди, происходящие из Солдайи и имеющие в ней свои дома, которые живут и работают в Ортолане, Сартане и других селениях и платят там десятину; в нашем же городе, когда они пребывают в нем, несут караульные повинности и платят подушную подать”.

Важнейшей задачей генуэзских властей являлся сбор налогов с местного населения. В крымских колониях существовали поземельный, подоходный, подушный, налог со строений и другие виды налогов. Большое место в бюджете колоний занимали косвенные налоги: на съестные припасы, лес, траву, уголь и т. п.

Внутренняя жизнь города регламентировалась Уставом генуэзских колоний на Черном море, принятым в Генуе в 1449 г., где имелся большой раздел, посвященный устройству Солдайи. Управлял городом консул, назначаемый в Генуе, но подчинявшийся Каффе. Срок его полномочий ограничивался одним годом. Будучи главой генуэзской администрации, он исполнял также должность начальника крепости, военачальника и управляющего финансами. В Уставе четко прописывались права, обязанности консула и ограничения, накладываемые на его деятельность. Так, консул обязан был “довольствоваться выше назначенным жалованьем, а если окажется, что поступил вопреки, то должен возвратить взятое жалованье и сверх того еще двойную сумму”. Не мог он также в течение своей службы “ни под каким видом” иметь в Солдайе землю или виноградник.

Штат консульской канцелярии состоял из письмоводителя, назначаемого только из числа генуэзцев, и письмоводителя для ведения дел на греческом языке, двух рассыльных и двух служителей. Для службы и поручений при консуле состояли восемь конных стражников-аргузиев “с лошадьми, оружием и плащами хорошими и крепкими”. Для защиты города нанимались 20 солдат, находившихся под начальством двух подкомендантов. Полицейский пристав обязан был отпирать и запирать базарные ворота. У базарных ворот должны были находится два караульных, один днем, другой ночью. Один музыкант должен был караулить и играть ночью на стенах на трубочке, а сторож с той же целью барабанить на турецком барабане. Два трубача днем и ночью стояли на страже и трубили на стенах. Ворота на ночь запирались и “всегда стояли закрыты до самого дня, исключая только крайнюю и явную необходимость, с тем условием, чтобы мост перед воротами был всегда поднят”. У внешних ворот предместий находилось два караульных.

Согласно Уставу в городе должны были находиться также епископ, домовой священник, цирюльник, знающий хирургию, и мастер, проводящий воду и наблюдающий за водопроводом. Консул обязан был избирать или утверждать старост в деревнях, подведомственных Солдайе, руководствуясь большинством голосов, поданных в чью-либо пользу жителями этих деревень.

При консуле состоял комитет попечителей, назначаемых из “честных жителей Солдайи — одного латина, другого грека”.

Комитет следил за общегородскими работами и состоянием безопасности города, ведал хранением оружия и запасов продовольствия крепости, а также пользовался правом контроля над финансовой деятельностью консула. Устав гласил, что “если же каким-нибудь образом узнает комитет, что консул взыскал какой-нибудь из означенных штрафов в свою пользу, то обязан довести об этом до сведения консула Каффы… для того, чтобы… его (консула Солдайи. — Авт.) наказали”. Комитет должен был также следить, чтобы консул Солдайи в ночное время, когда угроза нападения на город возрастала, не покидал территорию города.

Доходы комитета попечителей складывались из налога на виноградники и половины суммы штрафов, взысканных с солдайцев, обнаруженных на улицах города после вечернего колокольного звона. Эти средства шли на ремонтные работы и другие издержки. Отчет о расходах ежегодно отправлялся в Каффу.

Другой комитет, избираемый ежегодно 1 марта, также состоявший из одного латинянина и одного грека, должен был распределять воду жителям, имевшим виноградники в Солдайе. Выборной была также и должность сотника, то есть начальника гражданского ополчения города. Сразу после своего вступления в должность консул собирал горожан, и собрание избирало “четырех хороших и честных людей, способных исправлять обязанности сотника”. Из этой четверки консул Каффы со своим советом на основании письменного донесения консула и попечительного комитета Солдайи назначал сотника.

Генуэзцы проводили в городе большие строительные работы, значительно усовершенствовав и дополнив уже существовавшую оборонительную систему. Почти на всех построенных ранее объектах были осуществлены реконструкция, ремонт и достройка.

Просмотров: 1,288

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *