Я нашел на Гераклейском полуострове более 60 усадеб с донжонами. Среди них одно здание привлекло мое внимание: оно имело форму круглой башни от 18 до 25 футов в диаметре; стены его тонкие, всего 2 фута толщиной. Дверь выходит не на главный двор, а в поля или в какой-либо отдаленный двор. Я признал в нем «голос» Гомера, в объяснении Дидима, который описывает его как небольшое круглое здание с конусообразной крышей на заднем дворе: в нем держали все сельскохозяйственные орудия*. (*Гомер, Одиссея, гл. XXII, стих 466, перевод Битаубе, который ошибочно переводит толос как донжон. По нашей мысли, донжон есть укрепленная башня, главная башня, от «дом», что по-кельтски означает возвышение, гору, «жеон»- укрепленное место. Это башня типа тех, что встречаются в горах Кавказа, которые я описывал.) В целом, усадьбы Херсонеса-полуострова не несут следов какого-либо архитектурного стиля, не соблюдают ни малейшей симметрии; постройки сгруппированы ради соображений удобства, а не доставления радости глазу; нет ни колонн, ни других украшений. Единственная роскошь, которую позволял себе херсонесец, состояла в крепости его донжона. Самые значительные усадьбы и загородные дома группировались вдоль главных дорог, которые вели в Палакий и в долину; они ограждали дорогу, которая, проходя справа от больших карьеров, направлялась через участки под номерами 15,9,4,5и6на храм Ифигении и монастырь св. Георгия. Другие сосредоточивались вокруг двух источников прекрасной ключевой воды. Все они располагались скорее на возвышенных местах, нежели в глубине балок, и из многих открывался изумительный вид на Полуостров, на горы и даже на море с его бухтами. Лит.: Дюбуа де Монпере Фредерик. Париж, 1843 г. // Путешествие в Крым. // Перевод с французского Т.М. Фадеевой.

***