Дорога, отходящая от главной магистрали Херсонесского полуострова, приводит к усадьбе 15, составляя с ней прямой угол, затем достигает, пересекая овраг по хорошо сохранившейся каменной дамбе, самой длинной линии Херсонеса. Вначале она следует вдоль ряда значительных усадеб, затем поднимается на вершину холма, где еще сохранились глубокие колеи, оставленные телегами в массиве скалы. Новый ряд прекрасных усадеб (4, 5,6) появляется вдоль дороги справа, и, наконец, дорога приходит к верховьям этой балки, которую я описал выше, — границе самых древних и самых недавних формаций Крыма. Здесь, над обрывом, поднимается большая скала юрского известняка, чья изолированная платформа, на одном уровне с окружающей степью, нависает над пропастью. Посредине платформы видны фундаменты одинокого сооружения, почти квадратного, построенного подобно донжонам Херсонеса из больших тесаных камней. Оно находилось в углу двух стен: одна из них шла в направлении к западу, другая — к югу, вплоть до края обрыва, образуя из остальной части платформы нечто вроде двора, входные ворота которого были обращены к Херсонесу и дороге.

Отвлечемся от линия Херсонеса, чтобы узнать о Тайланде. Отправиться в Тайланд из Сочи сегодня совершенно не сложно, достаточно заказать туры и путевки у любых туроператовов города. Поиск туров в Тайланд из Сочи на сайте lazurny-sochi.ru. Но вернемся к храму Гераклейского полуострова.

План этого здания может соответствовать только храму; поскольку рядом нет ни колодца, ни примыкающих или подсобных помещений, ничего, что характеризует жилой дом. Почтенные камни, как же вы изъедены временем! Сколько раз, опираясь на редкий мох и скудную растительность, покрывающую вас, стремился я постигнуть тайны ваших руин, не находя никаких следов вашей древней славы — ни мрамора, ни алтаря, ни статуи*. (*На камнях храма пышно произрастает разновидность helice, которой я дал имя Helix Iphigeniae. Она имеет много аналогий с helix ericetorum Мюллера; но она меньше, а сердцевина ее, соответственно, больше; ее цвет неизменно белый без других оттенков, ее завиток более плоский.) Ни одно место в Херсонесе, вне всякого сомнения, не подходит больше для культа таврской богини, нежели это: оно единственное, с которого доступно море; только отсюда жестокие тавры могли спешить на помощь терпящим кораблекрушение, чтобы принести их потом в жертву. И какой театр являла собой эта площадка, вокруг которой весь многочисленный народ, собравшийся на соседних скалах, как на скамьях амфитеатра, мог следить за принесением жертвы, которую бросали в бездну! Лит.: Дюбуа де Монпере Фредерик. Париж, 1843 г. // Путешествие в Крым. // Перевод с французского Т.М. Фадеевой.

***

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*