В 80-х гг. XX в. В. А. Сидоренко, исследовавший ряд ранне-средневековых могильников и остатков мощной оборонительной стены, перегораживавшей ущелье к северу от Мангупа, высказал мнение о расположении страны Дори в окрестностях Инкермана, вернувшись к взглядам ученого конца XVIII в. Тунманна. Именно здесь отмечается наиболее высокая концентрация могильников, оставленных варварским населением, ставшим с V в. союзником Византии, за плату защищавшим подступы к византийскому Херсону. Вероятно, логично было бы включить в состав страны Дори и территорию к северо-западу от крупнейших византийских крепостей Юго-Западной Таврики — Мангупа и Эски-Кермена. Вполне вероятно, что упомянутая нами стена и есть одно из звеньев в системе «длинных стен», перекрывавших ущелья, через которые в область, населенную федератами Византии, могли прорваться степняки. Уж не эти ли действительно внушительные даже по византийским меркам преграды имел в виду Прокопий, когда прославлял деяния Юстиниана I в Таврике? Следует учесть, что трактат «О постройках», содержащий лаконичное сообщение об этом, закончен был автором к середине VI в. и потому отразил лишь первый этап в развитии оборонительной системы византийских владений в Крыму, а именно: попытку создания линейной системы обороны, ключевыми звеньями которой и были «длинные стены», запиравшие важнейшие горные проходы. Однако, учитывая малую эффективность подобных систем в балканском и других пограничных районах империи, в Таврике, в тылу «длинных стен» — в последние годы правления Юстиниана I (до 565 г.) были построены мощные крепости-убежища на Мангупском и Эски-Керменском плато. Воспеть их Прокопий уже не успел, но зато археологические материалы, добытые при многолетних раскопках этих твердынь, убедительно подтверждают данное предположение. А самым выразительным свидетельством является фрагмент надписи на камне с именем Юстиниана, найденный при раскопках большой мангупской базилики. Заметим, что это пока единственная подобная находка в Крыму, несмотря на то, что деятельность этого императора имела не меньший размах и в других местах полуострова, прежде всего в Херсоне и Боспоре. Вероятно, продвигая свое присутствие вдоль Внутренней гряды в глубь земледельческой территории и одновременно приближая его к кочевнической степи, он создает на землях расселения алан крепость на плато Чуфут-Кале. Лит.: Крым сквозь тысячелетия. / гл.ред. Б.Д.Дейч.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*