Повидав кратеры офитона Джин-софу и Бешуя, и мощные скопления красного пудинга, цвета которого проникли вплоть до мраморов Чатырда-га и Кизил-Кобы, можно объяснить Чатырдаг, изолированный подобно острову, и глубокие долины, отделяющие его от двух длинных отрезков Таврической гряды. Но мы повидали лишь меньшую часть проявлений вулканических сил и, бросая взгляд к западу, начиная от Алушты, вскоре сможем судить об этом феномене в его совокупности — при виде Бабуган-яйлы, соперницы Чатырдага, примыкающей так высоко к гранитным куполам Биюк-Урага и Кастели, которая выдвигает свою закругленную вершину посреди сланцев, окаймляющих берег. Геологический вид, приводимый мною, не нуждается в долгих комментариях. Две дороги, идущие отсюда, ставят путешественника перед трудностями выбора. Новое шоссе, проходящее среди руин старой Алушты, по сланцевым холмам поднимается на достаточную высоту, чтобы удобно дублировать перевал, соединяющий Кастель и Кучук-Урага. Оно примечательно красотой видов; взгляд непрерывно парит над прекрасным заливом между Меганомом и Аюдагом, очертания которого достойны кисти искусного художника. Старинная дорога идет вначале вдоль морского побережья до подножия Кастели, где дальнейший проход становится совершенно невозможным, разве что подняться до половины высоты горы, где природа устроила узкую террасу, выбитую в склонах Кастели. Такова первая дорога, которую я проделал, и, по мере следования по ней, я продолжу свой рассказ. В первый момент вид Кастели поражает своими необычайными формами; до настоящего момента я не видел ничего подобного в Крыму. Лит.: Дюбуа де Монпере Фредерик. Париж, 1843 г. // Путешествие в Крым. // Перевод с французского Т.М. Фадеевой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*