9 мая в Севастополь вышли конвои «Райер», «Профет», «Флиге» и «Овидиу». Они могли взять на борт своих судов до 25 тыс. человек. В ночь с 10 на 11 мая корабли с опозданием подошли к Севастополю. 10 мая к крымским берегам направились конвои «Пионир», «Бухе», «Астра». 11 мая из Констанцы в море вышли группы кораблей под кодовым наименованием «Ориент», «Розе», «Айхе» и «Бруммер». Это была грандиозная спасательная операция. Последний конвой теоретически мог вывезти 32 тыс. человек. Более 190 кораблей, судов и катеров растянулись на пространстве между крымскими и румынскими берегами. Всё это стреляло, тонуло, маневрировало, насмерть дралось с атакующими конвои советскими торпедоносцами и бомбардировщиками. С 9 мая немецкие истребители стали бессильны что-либо изменить в складывающейся обстановке. Но когда испортилась погода, ситуация, до 9 мая благоприятствовавшая эвакуации, стала нетерпимой. Маломерные суда, вышедшие из портов Румынии в те дни, вынуждены были вернуться назад. Остальные конвои не смогли соблюсти условленное время и подошли к берегам Крыма с опозданием. Поэтому вместо 11 мая погрузка войск на суда была отложена на ночь с 11 на 12 мая. В тех условиях такая задержка оплачивалась многими тысячами жизней оборонявшихся. И это понимало немецкое командование, но изменить ситуацию оно было бессильно. 17-я армия была обескровлена. Командование немецкими войсками в Севастополе настаивало «выбросить все требования безопасности за борт и рисковать всем, чтобы вывезти из Крыма всё, что можно еще спасти». Однако сама природа воспротивилась этому крику о помощи. Восьмибалльный шторм задержал стремительное движение конвоев к берегам Крыма. «Обстановка в Крыму чрезвычайно серьезная, — докладывал руководству гроссадмирал Дениц. — До 11 мая требуется обеспечить силами флота вывоз 35 тысяч человек. Главнокомандующий флотом ожидает самоотверженных действий от каждого человека, использования всех мыслимых средств для выполнения этой задачи и верит в готовность всех экипажей». Но опоздание конвоев вынудило командование 17-й армии ценой огромных потерь продлить оборону еще на сутки. Стало понятно, что эвакуировать основные силы армии за одну ночь, как это предполагалось ранее, невозможно. 11 мая немецкие части пытались сдерживать наступление советских войск уже без артиллерии. В ночь с 10 на 11 мая «командование в Херсонесе» принял командир 49-го горно-стрелкового корпуса генерал Хартман. В полночь 10 мая командующий 17-й армией и его начальник штаба на торпедном катере «S-51» оставили Севастополь. Но Херсонесский полуостров продолжал держаться весь последующий день. Используя сложившуюся ситуацию, воинские части спешно грузились на корабли и суда в Казачьей и Камышовой бухтах. В целом для эвакуации войск из крепости немцам и румынам удалось построить 56 временных причалов. Однако по решению коменданта Крыма контр-адмирала Шульца крупные транспорты становились на якорь у входа в бухты и с помощью паромов 770-го саперно-десантного полка принимали эвакуируемых на борт. Более всего немцы опасались в эти дни появления линейных надводных кораблей Черноморского флота. Но этого, к их счастью, так и не произошло. Лит.: Крым подводный. // Чикин А.М.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*