Около часа ночи с 30 июня на 1 июля в помещениях 35-й батареи началось последнее заседание Военного совета флота и Приморской армии. Положение было критическим. Почти повсеместно кончились боеприпасы, потери были огромны. В составе береговой обороны осталось всего 2-3 батареи с минимумом снарядов и до полка морской пехоты. Эвакуация войск и раненых представлялась крайне трудной, практически невыполнимой задачей. В воздухе господствовала немецкая авиация, все подходы к базе с моря контролировали корабли и катера неприятеля. Войска измотаны непрерывными, круглосуточными и неравными боями. За последние сутки сражения на 35-й батарее сконцентрировались не только военные, но и гражданские руководители обороны Севастополя. Около полуночи 1 июля через подземный переход некоторые члены Военного совета Приморской армии и Береговой обороны крепости стали выходить на пристань 35-й батареи*(* Сейчас в этом месте можно увидеть остаток скалы с рельсом. В нее упирался торец сооружения.). К берегу Херсонесского полуострова подходили подводные лодки, тральщики, сторожевые корабли, пытаясь принять на борт защитников Севастополя. Этой ночью Севастополь покинул командующий СОР Ф. С. Октябрьский и ряд старших командиров. Во главе частей, продолжавших сопротивление, был оставлен генерал Новиков. 1 июля на 35-й батарее почти кончились боеприпасы. Ее командир оставил последние шесть снарядов на картечь. Он занял позицию во второй башне и приказал открыть кинжальный огонь по боевым порядкам противника, который нанес немцам страшный урон. В этот день батарея осталась без боеприпасов. В ночь с 1 на 2 июля в 1:15 (по другим данным — 1:10) были взорваны первая, а затем и вторая башни 35-й батареи. Под руководством командира форта капитана Лещенко подрыв осуществляла группа подрывников во главе со старшим сержантом А. Побыванцевым. Около 3 часов ночи группа краснофлотцев и командир 35-й батареи успели уйти в Новороссийск на одном из катеров. С прекращением функционирования форта «Максим Горький 2» окончились организованные действия береговой обороны под Севастополем. 1 июля немцы прорвались в военный городок батареи, который находился в 3 км к югу от форта. К утру этого дня «все помещения и коридоры батареи, — вспоминал участник событий, — были переполнены в основном старшим командным составом армии. Оторванные от своих частей, которые из последних сил сдерживали вражеские атаки, командиры находились в тревожном состоянии ожидания предстоящей эвакуации. Для «поддержания духа» многие из них употребляли боевые сто грамм американского коньяка, имевшегося на батарее по поставкам «ленд-лиза»... Скученность, ожидание эвакуации, неопределенность создавали на батарее напряженную обстановку, которая еще более усилилась после эвакуации командования СОР». К сожалению, планомерные эвакуационные мероприятия не были подготовлены заранее. Приморская армия, имевшая огромный опыт боев за Крым и Севастополь, погибала. В 16 часов 1 июля противник был уже в 800 м от форта. До поздней ночи 2 июля вокруг 35-й батареи шли ожесточенные рукопашные схватки. Остатки севастопольского гарнизона без артиллерии и танков, боеприпасов, воды и воздушного прикрытия дрались жестоко, беспощадно, обреченно. Продолжались ожесточенные бои на Херсонесском аэродроме. В течение первых дней июля последние защитники 35-й батареи небольшими группами пытались прорваться из окружения вдоль берега в горы, к партизанам. Почти все они погибли. 4 июля немцы прорвались на территорию форта. Завязались кровавые рукопашные схватки. Сопротивление продолжалось до 5 июля, а по некоторым данным — до 15 июля. Командир знаменитой итальянской 10-й флотилии МАС князь Витолио Боргезе, чьи торпедные и взрывающиеся катера, а также сверхмалые подводные лодки СВ действовали под Севастополем, писал: «Форт... после падения Севастополя оставался последним очагом сопротивления русских. Построенный на высоком отвесном берегу, он состоял из системы траншей и галерей, пробитых в скалах, некоторые из них имели выход к морю. Наши сторожевые и торпедные катера получили приказ принять участие в штурме, т. е. заблокировать выходы из форта. В море вышли 4 наших катера, экипажи которых были вооружены автоматами и ручными гранатами. Маленькая группа... моряков проникла с моря в галереи. Поднятый ими шум, стрельба из автоматов и взрывы гранат ввели застигнутых врасплох обороняющихся в заблуждение относительно количества атакующих, что помогло немцам сломить упорную оборону противника». Это были последние защитники 35-й батареи. Измученные жаждой, голодные, израненные, затравленные удушливыми газами, они уже не могли оказать противнику серьезного сопротивления, Зрелище, представшее перед глазами обезумевших от многосуточных беспрерывных боев людей, когда они вышли из подземелий форта, было ужасным. Под скалами, где стояла 35-я батарея, плавали в воде и лежали на камнях многие тысячи человеческих тел. Сквозь прозрачную воду хорошо просматривались утонувшие люди. Херсонесский полуостров был завален брошенной техникой, разбросанным имуществом, кругом вперемежку с распухшими от жары телами животных лежали погибшие красноармейцы и краснофлотцы, мирные жители, дети. Лит.: Крым подводный. // Чикин А.М.

***

Источник: http://www.3slovary.ru/publ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*