ris110.jpg Все ли мы знаем о биологических загадках Черного моря? Оказывается, нет. В 1993 г. во время полевых экспедиционных работ в Крыму я разговорился с директором Карадагского заповедника П. Г. Семеньковым. Петр Григорьевич — замечательный энтузиаст Крыма, прилагающий огромные усилия для сохранения природы и приумножения богатств прекрасного уголка Крыма — Карадага. Я многие годы проработал в Крыму, написал несколько книг по геологии Крыма и крымского шельфа. Но, видимо, интерес мой был несколько суженным, профессионально ограниченным. С большим интересом я выслушал рассказ Петра Григорьевича о «карадагском чудовище». Впрочем, лучше чем он сам, я об этом не расскажу. Поэтому приводим несколько сокращенный вариант его статьи.(Геологический журнал.— 1994.— № 1.) «7 декабря 1990 г. бригада рыбаков Карадагского филиала ИнБЮМ АН Украины в составе Цабанова А. А., НуйкинаИ.М., СычаМ.М. и Герасимова Н.В. вышла в море для проверки сетей, поставленных для отлова черноморских скатов. Сеть представляет собой полотно шириной 2,5 м и длиной 200 м с размером ячеи 200 мм. Установлена была на глубине 50 м с координатами на расстоянии 3 миль по направлению юго-восток от бухты Лягушачья и 7 миль на юг от поселка Орджоникидзе. На место прибыли около 12 часов по полудню и начали переборку сети с южного конца. Через сто пятьдесят метров сеть оказалась оборванной, и рыбаки решили, что при постановке они бросили свою сеть поверх чьей-то другой, и хозяин нижней сети вынужден был обрезать верхнюю для того, чтобы проверить свою. Они зашли с другого конца сети и продолжили проверку. Когда подошли к оборванному краю, то вытащили на поверхность дельфина — черноморскую афалину размером около 230 см, хвост которого был запутан в сетку. Подтянув дельфина к носу мотофелюги, рыбаки обнаружили, что живот дельфина выкушен одним укусом. Ширина укуса по дуге около 1 м. По краю дуги на коже дельфина были четко видны следы зубов. Размер следа от зуба около 40 мм. Расстояние между следами зубов около 15-20 мм. Всего по дуге было около 16 следов зубов. Живот у дельфина был выкушен с ребрами, так что четко просматривался позвоночник. В районе головы болтались остатки легких, с которых при подъеме стекала кровь. Следы зубов четко просматривались по обоим бокам, причем расположены были симметрично. Голова дельфина была сильно деформирована, равномерно сжата со всех сторон, как будто ее пытались протащить в узкое отверстие. Глаз не было видно, и деформированная часть имела белесый цвет, напоминающий цвет рыбы, вытащенный из желудка другой рыбы (рис. 110). Осмотр дельфина продолжался не более трех минут. Вид дельфина и текущая кровь вызвали сильнейшую панику среди рыбаков. Один из них обрезал сетку, дельфин упал в море, и рыбаки на полной скорости ушли из этого района домой. Я увидел рыбаков сразу же по возвращении их с моря, подробно расспросил о случившемся и по их рассказу художник сделал зарисовку увиденного ими дельфина. Весной 1991 г. рыбаки привезли второго дельфина с аналогичными следами зубов на теле. Это была азовка размером полтора метра. Вытащили ее из сети, которая была установлена приблизительно в том же месте, что и 7 декабря 1990 г. На этот раз сеть не была порвана, и почти весь дельфин был сильно запутан в сети, завернут как кукла, так что наружу выглядывала одна голова. Следы трех зубов были хорошо заметны на голове дельфина. По внешнему виду они точно походили на следы зубов на теле дельфина афалины. Привезенного дельфина положили в холодную камеру и в мае 1991 г. я, будучи в Ленинграде, зашел в Институт зоологии, беседовал с рядом сотрудников, приглашал к нам для осмотра азовки. К сожалению, никто из сотрудников не смог поехать, однако я получил адрес специалиста по следам, обнаруживаемым на теле морских млекопитающих, добываемых на промысле в океане. Это были сотрудники ЮгНИРО, работающие в Керчи и Одессе. С одним из них мне удалось связаться по телефону. Я подробно описал следы, обнаруженные на теле дельфинов, запутавшихся в наших сетях, и пригласил его для осмотра азовки, хранящейся у нас в холодной камере. Мне было обещано, что он постарается найти время для приезда к нам в учреждение. Однако ни в мае, ни в июне, ни в июле никто к нам так и не приехал. В конце августа случилась авария, и все, что находилось в холодной камере, пропало, в том числе и дельфин. Вот это точное описание событий, произошедших в декабре 1990 г. и в апреле 1991 г. Лит.: Опасное Черное море / Е.Ф. Шнюков, Л.И. Митин, А.А. Щипцов

***