Рассматривая межконфессиональные отношения в Крыму, нельзя обойти вниманием роль информационного фактора. Процесс передачи информации в Крыму в значительной степени политизирован. Многие СМИ, даже государственные, придерживаются определенной политической направленности, в том числе и в области межконфессиональных отношений. СМИ, обладая возможностями манипулирования фактами, дезинформирования, являются одним из самых эффективных средств для проведения провокаций и других акций, разрушающих процесс нормализации межконфессиональных и межэтнических отношений на полуострове. Подобного мнения придерживается большинство опрошенных экспертов. Так, всего 6% экспертов считают, что роль СМИ в межконфессиональных отношениях в Крыму может быть названа позитивной. По мнению этой узкой группы экспертов, журналисты гораздо более толерантны и выдержаны при обсуждении межконфессиональных вопросов, нежели некоторые политические деятели. Кроме того, именно СМИ довольно оперативно информируют население по различным аспектам жизни конфессий. Вместе с тем, большинство экспертов склоняется к тому, что СМИ в развитии межконфессиональных отношений в Крыму играют негативную либо, в лучшем случае, неоднозначную роль. Среди негативных моментов, свойственных деятельности СМИ, особенно часто упоминались такие характеристики, как: непрофессионализм, заангажированность и политизированность. Говоря о политизированном характере СМИ, председатель Комитета по делам религий АРК В. А. Малиборский утверждает, что политики с помощью СМИ используют межконфессиональный фактор для того, чтобы постоянно держать ситуацию под напряжением и тем самым реализовывать свои политические задачи. Например, отмечает он, в начале курортного сезона в российских СМИ из чисто экономических интересов «...часто татары идут в наступление и танк повернут дулом на Верховную Раду». Наверное, преследуя те же мотивы, в одной из самых тиражируемых российских газет «Известия» в разгар курортного сезона 2003 года был помещен материал под броским заголовком «Леонид Грач: «Чеченские боевики превратили Крым в свой форпост», в котором автор уже не в первый раз поднимает тему об опасности для Украины «исламского фактора ». Кроме того, существует масса примеров, когда СМИ намеренно дестабилизируют межконфессиональные отношения, целенаправленно фальсифицируя факты и превратно трактуя события. Как отмечал первый заместитель Председателя Республиканского Комитета по делам национальностей и депортированных граждан АРК В.П. Петров, усилиями прессы, в значительной степени, «...конфликту вокруг Свято-Успенского монастыря придавали чисто межконфессиональный характер, хотя этот конфликт на 85% чисто хозяйственный, связанный с проблемой землеотвода, урегулированием отношений собственности». Руководитель Центра независимых политических исследований журналистов В. Е. Притула также подчеркивает, что в нынешней ситуации СМИ не всегда оправдано придают каким-то конфликтам межэтническую и межконфессиональную окраску. Особенно «преуспевают» в этом, по его мнению, газеты «Крымская правда» и «Крымское время», значительная часть материалов которых, часто «...балансирует на краю того, что дозволено, что можно, что считается свободой слова и личным мнением журналиста, а что является разжиганием межэтнической и межконфессиональной розни, унижением религиозного достоинства». Связано это, как правило, с невысоким уровнем подготовки журналистов и их некомпетентностью. Наглядным примером деструктивной роли СМИ в развитии межконфессиональных отношений в Крыму была их позиция в период событий «крестоповала». Вместо того чтобы способствовать начавшемуся переговорному процессу, они настойчиво муссировали данную тему. Один только список заголовков, под которыми выходили газеты, говорит о многом: «Вандалы надругались над православной святыней», «Нас распяли на нашем кресте. И мы мирно пойдем на Голгофу?», «Крестоповал», «Вандалы XX века» и др. Как заметила Л.Буджурова, не отставала в разжигании страстей и крымскотатарская пресса. Например, в газете «Голос Крыма» печатались статьи с историческими экскурсами в те времена, когда «мечети превращались в православные храмы», «запрещались мусульманские религиозные съезды» и т. д. Таким образом, СМИ чуть не стали катализаторами локального конфликта, произошедшего в селе Морском и его распространения на всю территорию полуострова. Результаты проведенного контент-анализа крымской прессы за 2000 год также подтверждают данный вывод. Рост динамики употребления категории «конфликт», смысл которой раскрывали такие слова, как «вандал», «варвар», «дестабилизация», «конфликт», «надругательство», «фанатики» и другие термины в рассмотренных четырех газетах («Крымская правда», «Крымские известия», «Голос Крыма» и «Крымская газета») возрос именно в связи с событиями «крестоповала». Рисунок 1. konflikt_smi Динамика роста категории «конфликт» в печатных СМИ График отчетливо демонстрирует резкий рост употребления единиц счета категории «конфликт» с октября 2000 года — начала событий «крестоповала» и муссирование этой темы на протяжении последующих двух месяцев — этапе переговорного процесса. Лит.: Муратова Э.С. "Ислам в современном Крыму"

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*