Был я как-то раз в Керчи. Решил на гору Митридат подняться. Пошел по ступенькам к вершине. — Первая, вторая, — считаю. И чем выше поднимаюсь, тем город лучше вижу. — Двадцать девять, тридцать, — а крыши домов уже вровень со мной. — Вот так, наверное, и царь Савмак сюда поднимался, — подумал я, — И тоже, как я, на Пантикапей сверху смотрел. — Сорок семь, сорок восемь, — остановился я. А крыши черепичные уже совсем внизу. Потом сбился со счета. Иду, а вершина вот она — совсем рядом. Дошел до конца. Встал передохнуть. Тут старичок мимо идет. Папочка под мышкой. И вид такой добрый. Ну точь-в-точь ученый из музея. Разговорились мы. О том. О сем. Я возьми и скажи: — Про царя скифского Савмака хочу узнать. Где он жил. Да как правил. Поглядел на меня старичок недоверчиво: — Прелюбопытно это. Знаете ли, молодой человек, ведь сегодня мало кто историей древней занимается. Нынче больше в моде компьютеры да техника. Не гадал увидеть здесь почитателя старины седой. Рассказал я, что книжку для ребят задумал. За тем сюда и приехал. — А я как раз биографией Савмака занимаюсь. Премного, видите ли, в те годы было событий интересных. Впрочем, что это мы с вами стоим, — засуетился старичок. — Давайте присядем. Я вам записи покажу. Тут я свой блокнот вынул. Он всегда при мне. Нельзя без блокнота человеку, если он книжку пишет. И стал записывать. Всё-всё, что мне говорили. — Савмак жил очень давно. Больше двух тысяч лет назад. Был он скифом. Из народа великого, что в Крыму жил. Были здесь и другие народы. В Пантикапее, к примеру, потомки греков. Называли они себя эллины. Еще жили здесь переселенцы из стран, что у моря Черного лежали. — Пантикапей считался столицей Боспорского царства. Его владения протянулись до самой Феодосии, — добавил я. — Да, да. А править этим царством хотели и скифы и эллины. Им бы миром договориться. Но эллины взяли и позвали на помощь Митридата Шестого. Того, что в стране Понте царствовал. Тот выгоду почуял и снарядил войско с опытным полководцем Диофантом во главе. Порылся старичок в своей папочке. — Вот есть у меня прелюбопытный документ. Вот что из этого похода вышло, — и протянул мне листок пожелтевший. — Этот текст был выбит на каменной плите. — Можно переписать? — спросил я. Разрешил он. Там были слова: «Отправившись в Боспорские местности, Диофант устроил тамошние дела прекрасно и полезно для царя Митридата Евпатора. Когда же скифы с Савмаком во главе подняли восстание и убили боспорского царя Перисада, а против Диофанта составили заговор, он, избежав опасности, сел на корабль...». — Как интересно, — сказал я. — А дайте мне еще что из документов, где о Савмаке говорится. — Рад бы, молодой человек. Только вот беда, документов с тех времен не сохранилось. Почти ничего про Савмака мы не знаем. Разве что догадаться можем. Вот археологам спасибо. Это они историю крымскую нам открывают. Дело было так. Сперва Диофант восставших скифов разгромил. В Херсонес приехал. Там ему медную статую поставили. В полном вооружении. А слова эти вырезали на постаменте. Много еще чего интересного старичок тогда рассказал. А я записал. Условились мы с ним позже встретиться. Да не пришел он. Заболел, может. Или еще что случилось. А я, как домой вернулся, сел книжку писать. Все, что старичок рассказал, на бумагу переложил. Представил себя древним боспорцем. Даже сны про Савмака видел. Писал-писал. И вот что у меня получилось. *** Убежала в степь темень ночная. Солнце показалось из-за зубьев стены крепостной. Над плёсом речным разлилась дымка тумана. Дохнул ветерок запахом трав луговых. На вершине одной из башен мальчик. На вид ему лет десять. На голове островерхий колпак войлочный, красной лентой перевязанный. Рубаха белая полотна тонкого. Вышита она красным да черным узором. Золотым шитьем разукрашена. Шаровары шелковые в сапожки заправлены. На поясе акинак, меч короткий, в ножнах богатых. — Доброе утро, Неаполь, — произнес он тихо. Во времена далекие не близко жили его предки. В месяце езды отсюда. В землях просторных. В степях бескрайних. Рассказывали старики: — Земли было всем вдоволь. — Цари скифские были богаты сказочно. Как умирали, уходили с ними кони и золото, жены и рабы. — Табуны наши были бессчетны. Удивлялся мальчик: — Почему тогда покинули вы те земли? — Потеснили нас другие племена. Не устояли скифские воины, — отвечали ему с горечью. — Неаполь — отныне столица наша. Идти нам дальше некуда. Тут у ворот городских собаки залаяли. Заскрипели и отворились дубовые створы. Оживала столица скифская. — Уезжаю я в землю далекую. На самый берег Понта, — сказал мальчик грустно. — Царевич Савмак, отец к себе зовет, — выпалил подбежавший страж. — Торопись, царевич. Любил и гордился отцом Савмак. И хоть было тому за семьдесят, был он быстр и подвижен. Старцами стали его ровесники, а Скилура время не брало. Как в молодости с места заскакивал в седло. Птицу в лет стрелой бил. Прибежал Савмак. Осмотрелся. Парадный зал дворца отдавал прохладой. Все здесь было, как прежде. Так же смотрели росписью потолки высокие, так же тлели угли в очаге. Но день этот был не таким, как всегда. Отец сидел на возвышении. Перед его креслом уже сгрудились сыновья. Много их, потому как у царя несколько жен. Закон скифский разрешал это. Заговорил Скилур: — Дети мои. Люблю говорить с вами. Вы — мое продолжение на этой земле. Крут я и строг с вами. Но то на пользу. Денег на учебу вашу не жалею. Знаете вы это. Стоят сыновья, речи отца внимают. Продолжает он: — Много вас у меня. И народ мой велик. Недолог мой путь. Уйду скоро к предкам. Вам жить, законы скифские беречь. Помнить, что сила наша в единстве. Задумался царь. Горит со стрелами взял: — Держите все по стреле. Смотрят сыновья. Хороши стрелы отцовские. Гладкие они да ровные. Наконечники острые. — А теперь ломайте стрелы, — говорит отец. Жалко Савмаку стрелу. Да делать нечего — сломал. И остальные сломали. — Легко ли сломались они? — спрашивает отец. — Да что здесь трудного, — отвечают ему. — А теперь другую задачу вам задам, — говорит Скилур. Берет еще один горит. Пучок стрел вынимает. В руки Савмаку дает: — Ломай. Тужился тот, тужился — не может сломать. — Теперь ты давай, — говорит Скилур следующему. И тот не смог. Тогда самому старшему и сильному в руки стрелы передал. И тот приказ родителя выполнить не может. — А ну позвать сюда богатыря-воина, — командует. Заходит богатырь. В дверь едва протиснулся. Плечи широченные, кулачищи огромные. Стоит, с ноги на ногу покачивается. Ждет, что делать надо. — А ну, богатырь, ломай стрелы. Ухватил тот пучок за оперенье с одной стороны. За наконечники с другой. И об колено. Поднатужился. А не может сломать. Еще раз приналег. Мышцы буграми вздулись. Шея покраснела. Гнутся стрелы, да все целы. Отпустил Скилур богатыря. Сказал сыновьям: — Запомните, что скажу. Легко стрелы по одной изломать. Так же легко вас поодиночке побить. Нетрудно и народ наш скифский порознь загубить. Согласны вы? — Согласны, отец, — кивают сыновья. — Но как объединитесь вы и как друг за друга стоять будете, и вдруг беда прийдет — разом акинаки вынете. Так не победить вас никому. Поняли вы? — Поняли, отец, — кивают сыновья. — Недолго мне осталось жить. Кто знает, может, не судьба нам больше говорить. Идите и слова мои помните. Да хранит вас Папай. Поклонились сыновья. — Идите, дети. А ты, Савмак, останься. Подошел тот, на отца глядит. — Слушай, что скажу тебе. Прислал ко мне гонцов Перисад, — царь Боспорский. Немолод он. А детей ему боги не послали. Ехать тебе нынче в Пантикапей. Быть отныне вскормленником Перисад а. Собрали Савмака в дорогу. Вещи на повозки уложили. Рабов приставили. В охрану воинов десяток поставили. Простился отец с сыном. Сказал напоследок: — Расти быстрей. Родителя нового, как отца почитай. Трудом не гнушайся. К оружию привыкай. Акинак всегда при себе носи. В ученье будь прилежным. От эллинов не отставай. Как подрастешь, правителем Боспорским станешь. Смолоду готовься к короне царской. Педотриба с тобой посылаю. Обнялись напоследок. По скифскому обычаю потерлись носами о щеки друг друга. На том и расстались. Два дня пути долго тянулись для Савмака. Приставленный педотриб говорил о Боспоре. Не всё понимал мальчик. Но умом своим пытливым старался найти ответы. Оказалось, что Пантикапей — старая эллинская колония. Города и селения объединились в державу. Чтоб от врага защищаться. Правители стали звать себя архонтами и царями варваров, а уж потом просто царями Боспора. — И ты, Савмак, как вырастешь, царем будешь, — раскачиваясь в седле, говорит провожатый. В конце второго дня путники въехали в Пантикапей. — Как велик этот город! — сказал Савмак. Не доводилось ему прежде бывать в таких городах огромных. — Какие стены высоченные, — вертел он головой, — а шум по улицам какой стоит. Едут дальше. Показал пальцем Савмак: — Смотри. А лачуги бедные, точно в деревнях наших. ' — Это бедный люд. Ты дальше смотри. — Ого! Дома в два этажа. С окнами светлыми. Смотри, смотри! Вот один храм. Другой рядом. Дивно мальчишке скифскому всё это. Хоть он и царевич. — Ой! Что за люди каменные? — дернул провожатого за рукав. Усмехнулся тот в бороду. Сказал с ваяшостью: — Не знают эллины Папая и Табити. Свои боги у них, и живут эти боги на горе Олимп, что в Северной Греции. А те смотрели на Савмака своими мраморными глазницами, точно живые. Савмаку даже почудилось, будто один подмигнул ему и сказал: — С приездом, Савмак. Вот ты и дома. Дорога пошла в гору. Замедлился ход повозки. — Вот и акрополь. Как ворота проедем, увидишь где царь живет, — услышал Савмак. Спешились воины. Отрусили пыль с шаровар. Пригладили длинные волосы, что выбились из-под шапок. — Переоденься, Савмак, — протянули ему одежды новые. — Пояс с наклепками золотыми застегни. Да акинак не забудь. Миновали путники двор широкий. Неслышно прошли по плитам гладким. — Вот он, пританей. Здесь послов иноземных принимают. Граждане достойные тут трапезы устраивают. А ты-то голову склони, как мимо богов идешь, — шепнул провожатый на ухо. Потом добавил: — Мы, скифы, люди с большой душой. Поклоняемся богам своим. Уважаем богов друзей наших. Тут мимо них прошли женщины. В одеждах длинных. Руки заняты у кого чем. Кувшины с вином. Блюда с фруктами. На руках у одной молодой ягненок. Подошли они к углублению в стене. — Это святилище эллинское. Видишь, жертвы богам воздают. Ты, Савмак, — поучал скиф мальчика, — не забывай жертвы нашим богам приносить. Папаю. Матери Табити. Повелительнице земли Апи. Богу солнца Гайтосиру. Аргимпасе — богине тьмы. А как врага убьешь — святому мечу. Прошли они дальше. Поражен Савмак. Удивлен. Колонны в небо уходят. Потолок так высок, что не достать. Из ниш, точно живые, статуи смотрят. — Какие кони чудные, — остановился мальчик. Уставился на расписные стены. Мастера искусные выписали на них картины невиданные. — Что за звери такие? — удивляется, — Никогда не видел таких. Что за охотники лихие? И птицы, точно рыбы. А хвосты звериные в лозы виноградные переходят. Чудно это! Тут в бок его толкнули: — Кланяйся царю! Смотрит Савмак — государь стоит. Роста среднего. Толпой пестрой окружен. — Ух, какие одежды богатые, — думает мальчик. — У придворных не хуже, чем у самого царя. Таких одежд у нас в Неаполе ни у кого нет. На греческий манер пошиты. Из тканей заморских, — отмечает про себя, — С пряжками да фибулами. С камнями драгоценными. А мечи какой работы искусной. Ножны так и сверкают. Подошел Перисад к Савмаку: — Так вот ты какой, — обнял его за плечи. И пошли они рядом. Долго ходили они по дворцу. Много говорили. Рассказал царь о стране своей. Поведал про все, что Савмаку интересно было. Сказал еще: — Царство Боспорское по двум сторонам пролива лежит. Кроме Пантикапея есть Феодосия и Нимфей, Фанагория и Парфений, Илурат и другие города. Какие из них — старинные колонии эллинские, какие разрослись из селищ, и тоже городами стали. Но есть и деревни. А те города, что побогаче, торгуют бойко. С прибыли храмы ставят. Строительство ведут да монету чеканят. — Я как вырасту, тоже монеты свои заведу, — вставил Савмак. — Да помогут тебе боги. А вот мощь и богатство Боспора — пшеница. Растят ее сатавки (земледельцы) на полях просторных. Слушает Савмак внимательно. — Но открою тебе секрет, — Перисад понизил голос. — Год от года беднеет моя держава. Хлеба все меньше. Силой его забирать приходится у сатавков. Ремесленники товар свой продать не могут. Войску платить нечем. Совсем денег нет. Да и отцу твоему тоже дань платить надо. — Ему то за что платить? — удивился Савмак. — Считают сородичи твои, что эллины на земле скифской живут. А раз так, то надо с прибыли часть отдать. — А как не платить? — Ну что ты! Сильное войско скифское. Пожгут, разорят Боспор. Вот и выходит, что дружить надо нам. Процветание вижу я в мире. Задумался Савмак: — Выходит, что как сяду я на престол Боспорский, так и бедам конец? — Так и будет. Единая страна — сильная страна. Разве что человек глупый этого не поймет. Хочет отец твой Скифию с Боспором единить. И я не против. Но не всем по душе такие планы. Боятся эллины. Как скифы к власти придут, то конец их вольностям. Отстранят их скифы от двора. Сказал напоследок Перисад: — Стар становлюсь я. А вышло так, что не смеются в доме моем дети. Вот и станешь ты мне вместо сына. Заботиться о тебе стану, как о родном. А вырастешь — быть тебе царем Боспора. Так царевич Савмак стал жить при дворе. Много лет прошло. Умер царь Скилур. Робкий мальчик вырос в стройного мужчину. Лучшие учителя привили ему вкус к наукам. Мужественные педотрибы сделали его сильным и ловким. Верные друзья рода скифского были при нем днем и ночью. Как-то Савмак шел коридором пританея. Видит — дверь приоткрыта. Слышит — говорят шепотом. И голоса злые: — О, эти негодные скифы. Они мечтают править Боспором. — Наши предки научили их жить, как подобает человеку. — Прежде сатавки землю пахали бревном суковатым. — Фу, варвары! — Носили овечьи шкуры и спали на простой соломе. — Как это ужасно! — Воду грели, бросая в нее раскаленные камни. — Они были подобны диким зверям. Вдруг голоса стихли. — Почему дверь открыта? Уж не подслушивает ли нас кто? Савмак метнулся за колонну. Притаился. Раздались торопливые шаги. Скрипнула дверь: — Нет никого. Все спокойно. — Нам нужно быть осторожными. Скифы не должны знать про заговор. Иначе — смерть. — Слушайте, братья, — снова услышал Савмак тихий говор. — Скифский царь требует от нас неслыханной дани. Ждет не дождется, когда этот вскормленник Савмак трон займет. Дружина наемников не защитит Боспор. — Нам нужно идти под покровительство царя Митридата Шестого. — Его войско уже однажды разгромило скифов. — Лучше быть под властью царя понтийского Митридата. — Конечно. Чем под пятой диких скифов. Это были последние слова. Заговорщики разошлись. Савмак покинул свое убежище. Потянулись тревожные дни. Однажды приближенные донесли: — Савмак, знатные люди Боспора вынуждают Перисада от власти отказаться. Они хотят принести присягу Митридату. Наши разведчики доносят — в Пантикапей едет понтийский полководец Диофант. — Нужно действовать, Савмак. Прошло еще несколько дней. С отрядом многосильным на корабле военном приплыл Диофант. Шумит толпа перед дворцом царским. Разодеты вельможи-эллины в плащи-хламиды да гиматии длинные. Знать скифская в кафтанах ярких да сапожках мягких. Запели боспорцы гимн торжественный. Поднял руку Перисад: — Царство Боспорское приветствует тебя, стратег Диофант, достойный исполнитель воли великого Митридата. Склонил голову Диофант. Поклонилась свита его. — Приветствую тебя, о, славный царь Перисад, — ответил полководец, — Впредь Боспор будет мирно жить, защищенный мечом Понта. Скифские войска царя Палака разгромлены. При словах этих вскинули головы скифы боспорские. Слова заносчивого понтийца задели их за живое. Застучали сердца. Сжались кулаки. Прошли дни. Ведет Диофант переговоры о том, как передать власть на Боспоре Митридату. Ко всему присматривается, до всего дело ему есть. Крепки ли стены крепостные? Надежны ли ворота главные? Нет ли хода потайного за город? — Что любопытствуешь, — спрашивает его Перисад. — Иль задумал что? — Сердце чувствует недоброе. Скифы зверем смотрят. Вот-вот с мечом бросятся, — отвечает тот. — Я воин. Буду к нападению готов — живым останусь. А ты сам кругом посмотри. Этот молодец скиф, чем не враг мне? Посмотрел Перисад. А навстречу Савмак идет. — Иди сюда, Савмак. Предстань пред очи гостя нашего. — Что это нужно царю от меня? Зачем к захватчику понтийскому подзывает? — шепчет. Подошел царевич. Глаз с Диофанта не сводит. Про себя говорит: — Знаю, зачем приехал. Жизнь положу, но Боспор тебе не отдам. А Перисад улыбается хитро. Про одно говорит. Про другое. Да не слушает его Савмак. Говорит про себя: — Ой, врешь, отец названный. Словами хитрыми не скроешь измену. Повернулся Савмак. Пошел своей дорогой. А Диофант нарочно, чтоб слышно было, сказал: — Повелитель мой, Митридат Великий, хочет крепко в Таврике встать. Одной ногой в Херсонесе, другой — здесь. Будет так! Ударили слова эти больно. Обида взяла. За себя. За народ свой. Гнев и злость вспыхнули разом: — Я знаю, что делать нужно. Шагами быстрыми пошел к друзьям-товарищам. Собрал всех: — Палачи иноземные да царь-изменник погибели нашей хотят. Поднимайте народ. Скачите в стан к братьям за подмогой. Бушует буря в душах скифских. Глаза ненавистью полны: — Командуй, Савмак! — Мы с тобой и в беде и в празднике! Вместе с ненавистью пришла жажда действия. Вскричал Савмак: — За оружие! — Вот моя рука, — сказал один. — Вот наши, — поддержали другие. — Давайте дадим клятву верности, — волнуясь воскликнул Савмак. — Давайте! Давайте! — ответили ему. — Клянусь гнать с земли родной всех врагов! — Клянусь всё отдать за народ свой! — Клянусь! Товарищи острыми ножами надрезали пальцы рук. Потекли капли крови. — Дайте кровь свою в ритон (сосуд в виде рога) друг другу, — сказал Савмак. — Налейте в него вина. Наступил торжественный момент. Друзья обнялись и выпили: — Это клятва на крови. Она священна для скифа. Никто не посмеет ее нарушить. Наступило молчание. Каждый думал о своем. — А теперь — вперед! — Ты будешь царем, Савмак! — К оружию, друзья! — Смерть Перисаду! Часа не прошло — зашумел город, точно улей разбуженный. Во главе верного отряда ворвался Савмак во дворец. — Умри, изменник, — только и сказал он. Так не стало царя Перисада. — Диофанта не трогать! — приказал Савмак. Только не знал он, что хитрый Диофант задумал бе жать. Как решил, так и сделал. Уплыл себе на корабле. Встали на ноги друзья Савмака, позвали, кого знали. А те кого еще. Вылилась на улицы тысячная толпа. Рабы и ремесленники, бедный люд, воины. Сразу во многих местах начались бои. Наемники Перисада и эллинская знать против всего Боспора. Да куда им! Народа-то больше. — Бедняки, не отступайте, — громко кричал кто-то, — иначе снова попадете в застенки к хозяевам. Отступать некуда! Позади смерть! Впереди свобода! Плохо вооружены горожане. Не обучены бою. Но их решимость делала свое дело. — Сбивай гоплитов (греческий воин-пехотинец с тяжелым вооружением) с ног! — Снимай с убитых шлемы. Забирай мечи и щиты! Безоружные бросали камни. Выворачивали бревна. Вскорости сторонники Савмака одержали верх. Прошел день. Побежали по улицам глашатаи. Закричали: — Горожане! Ничего не бойтесь. Не прячьтесь. Трудитесь и торгуйте. Делайте дела ваши. Отныне царь Савмак восстановил порядок. Заскрипели повозки с дарами полевыми. Отворились лавки. Зашумели базары. Проснулась жизнь. Засмеялись дети. И снова закричали глашатаи: — Свободные граждане Пантикапея! Все на экклесию! (Экклесия — народное собрание свободных граждан в греческих городах-государствах. Описанные события происходили в 107 году до нашей эры.) Час настал. Собрался народ на площади. Вышел на трибуну доверенный Савмака, заговорил: — Волей богов занял престол царь законный. Вольности граждан Савмак подтверждает. Имущество и земли людей добрых им остаются. Кто бежал и кто враг царю — все богатство его в казну. Все долги, хоть новые, хоть старые, прощаются. Тогда царь слово взял: — Не отдадим мы Боспор Митридату. Спасибо, что поверили мне. Спасибо, что встали за меня. Дань отныне платить не будем, ни Понту, ни кому другому. Рабы, что на моей стороне бились, свободны. А вы, граждане вольные, отныне по совести живите. Да будет мир и покой на Боспоре. А как вернулся Савмак во дворец, говорят ему: — Там люди тебя дожидаются. — Кто такие?— спрашивает. А те сами к нему идут: — Оружейники мы, — отвечают. — Хорошо это. Заходите во дворец. Говорить будем, — приглашает Савмак. Сам глядит на мастеровых. Посмеивается. Заметили те. Друг на друга смотрят. Не поймут, почему царь веселый. А тот говорит: — Уж больно вы чумазые. Иль умыться забыли? Иль напугать меня решили? Засмеялись оружейники: — Дело наше жаркое. От зорьки ранней до ночи темной стоим у печи да наковальни. Железо льем. Мечи куем. Огонь — отец наш. Дым — брат родной. Как тут не почернеть? — Согласен. Но слава ваша в руках мозолистых, — говорит царь с уважением, — сказывайте, что хотите? — Сперва, царь, подарок прими, — и протягивают холстину тяжелую. Развернул Савмак. Ахнул: — Вот это меч так меч. Ровный, что та тетива. Острый — тронуть боязно. — Тебе, царь, воинство вооружать надо. Не оставит тебя в покое Митридат. Жди гостей. Кивает согласно Савмак. А оружейники дальше речь ведут: — Вот хотим для войска твоего пользу сделать. Одеть в шлемы железные. В руки дать мечи острые. — Спасибо за подарок. С оружием вашим никакой понтиец не страшен. К делу приступайте. Все, что сработаете, все куплю. Ушли оружейники. Тут еще люди идут. — Кто такие? — спрашивает царь. — Из деревни мы, — отвечают, — Зовут тебя сельчане на жизнь нашу посмотреть. Рассудить по-совести. — Эй, конюхи, седлайте коней! — командует Савмак. Как доехали, видит царь домишки убогие на месте открытом. Цосередке поселка частокол из бревен толстых. За ним дома крепкие. — По окраине беднота одна, — объясняют, — лучшие люди за оградой. Туда и едем. Навстречу вышли мужчины бородатые. На голове шапки войлочные. На плечах накидки теплые. Штаны да рубахи длинные. Разом встали они на колени. Поклон земной отвесили. — Здравствуйте, селяне. Вижу, чтите вы законы скифские. До земли кланяетесь царю. Так и предки ваши делали. Склоняли колени перед царем и отцом. Зачем меня звали? — Приветствуем тебя, царь Боспора. Сперва заходи в дом. Там о деле и потолкуем. Зашел Савмак. Огляделся. Стены из плетней вязаны, поверх глиной обмазаны. У входа копье да лук со стрелами, Сбруя конская да лопата с мотыгой. — Садись к очагу. Отведай каши нашей, — пригласили хозяева. Расселись селяне кругом. По лавкам вдоль стен. А как трапезу кончили, заговорили: — Ты, царь Савмак, наш законный правитель. Вот мы, земледельцы-пахари, знать хотим, как жить дальше. Поля хлебные колосятся, убирать скоро начнем. Чего ждать от осени? Снова придут воины, как прежде, отберут зерно, на прокорм едва оставят? Задумался Савмак. Знал он о бедах поселян. — Налог царский платили вы исправно. Да все больше становился он. Невмоготу вам, вижу. Нынче по совести в казну хлеб брать буду. Налогом не обижу. Зашумели селяне. Закивали согласно головами: — Это хорошо. По справедливости. — Что останется — ваше. Хотите — на прокорм. Хотите — на продажу. — А продавать кому? Снова эллин приедет да за бесценок скупит? — Почему за бесценок? Сами назначайте цену. — Так не захотят они полную цену давать. Нашим трудом жиреют. — Силой, что ли, их заставишь по справедливости платить? — хмурятся хлебопашцы. — Не захотите им продавать, не нужно. Я своих купцов пришлю. Скифов. Они точную цену дадут. — Это хорошо. По справедливости. Много в ту осень и зиму дел полезных Савмак сделал. А по весне приказал: — Прислать ко мне лучших из лучших воинов-разведчиков. Дать им коней быстроногих. Собрались те. Сказал Савмак: — Год прошел, как правлю я. Не по душе это царю Митридату. Точит он на нас мечи острые. Хочет Боспорскую землю себе прибрать. Вот-вот Диофанта пришлет. Скачите быстрее ветра, укройтесь в скалах прибрежных. Как корабли увидите — мне доложите. Ускакали разведчики. Стал собирать Савмак войско. А эллины богатые ходят мимо, шепчут с ненавистью: — Недолго тебе, негодный Савмак, править. Вот прийдет Диофант, разгромит твое войско. А разведчики тем временем у Феодосии укрылись, по берегу службу несут. В море всматриваются — нет кораблей. А на улице весна стоит. Сады цветут. Поля в зелени буйной. Радуются воины. Вдруг кричит один: — Тревога! Тревога! Корабли плывут. Флаги понтийские развеваются. — Братья! Вы в Феодосию. Пусть ворота запирают да к осаде готовятся. А мы к царю Савмаку. Всё, что видели, перескажем. А Диофант корабли на Феодосию направил. — Катапульты (Катапульта — военная метательная машина, при помощи которой бросали камни, ядра, бочки с горячей смолой на расстояние в несколько сот метров.) к бою, — командует. — Воины! Взять крепость! Полетели ядра каменные. Засвистели стрелы каленые. Пехота тяжелая бросилась на приступ. А народ простой на стены крепостные высыпал. Атаку за атакой отбивает. Кричат защитники: — Не взять вам нашу Феодосию. — Уходите, откуда пришли. Богачи феодосийские радуются. Руки потирают: — Вот пойдем к воротам. Настежь откроем. Впустим братьев-понтийцев. И открыли ворота. Ворвались гоплиты. Рубят мечами безоружных. Копьями колют раненых. Видят феодосийцы предательство богачей. Чуют смерть близкую. Жен и детишек взяли: — Идемте, братья, в храмы. Встанем у алтарей. По законам военным нельзя кровь лить в храме. Там человек богами защищен. Узнал об этом Диофант. Рассвирепел: — Всех, что в храмах, убить. Стариков и младенцев не щадить. А как Феодосия пала, настал черед Пантикапея. Созвал Диофант командиров конницы: — Войско двинем на восток. Отрежем Боспор от Скифии. Мышь через наше кольцо не должна проскочить. Вызвал корабельных капитанов: — Встать на виду Пантикапея! Город в страхе держать! Быть готовым к высадке! Один за другим падали города и села боспорские. Очередь за Пантикапеем, — щурятся зло глаза захватчиков. — Дня не пройдет — будем праздновать победу! — восклицает Диофант. Войска подтянул. К приступу изготовился: — Воины мои верные! Сейчас или никогда! Все на штурм! Пленных не брать — смерть им. Живым мне нужен только Савмак. Вперед, воины! Эхом прокатилось: — Вперед! Вперед! Ощетинился Пантикапей. Кричит Савмак: — Смерть или победа! Летят в понтийцев стрелы. Льется смола на их головы. Но тают ряды защитников. — Царь, ворота горят! Сейчас понтийцы хлынут! Бросился к воротам Савмак. Его смелые воины падают, точно подкошенные. — Вот он — Савмак! Живым взять его! Навались! Меч из рук выбивай! — раздались крики. Так попал Савмак в плен. А воины Диофанта завершали свой кровавый путь. Громили все, что стояло на пути. Даже акрополь уничтожили до основания. Упали колонны, обрушились стены. Говорят, что былую славу Боспор так себе и не вернул. А еще говорят, что долго жили в народе слова. То были три правила царя Савмака. Услышал и я про них, Записал. Вот эти правила древние: — Коль человек ты, то стой за свободу свою. Никому не давай понукать тобой. — Землю свою от врагов береги. На чужое не зарься. И свое не отдавай. — Жизнь не жалей, коль беда на Родину пришла. Одна у нас Родина. Вот такой конец у истории этой. А вы, как в Керчи будете, поднимитесь на гору Митридат, как поднимался туда царь скифский Савмак. Посмотрите на безбрежное море. Так, наверное, на него смотрел правитель Савмак. По склону пройдите. Здесь нога его ступала. А еще зайдите в музей. Обязательно. Старичок-то мой знакомый, видать уже не работает. А коль работает, то привет от меня передавайте. О царе Савмаке порасспросите. Наверняка, что-нибудь новое узнаете.

***

Раньше всегда покупали трубы на рынке. А сейчас появилась возможность приобрести трубы электросварные: квадратные, прямоугольные, овальные, круглые через компанию «Восток МС». Здесь нам под заказ была предложена труба электросварная прямошовная . Остались довольны. Кроме всего прочего весь перечень продукции компании можно легко и быстро просмотреть на сайте www.vostokmc.ru. Очень понравился профессиональный подход и отношение к клиентам.

11 thoughts on “Белоусов Евгений: Савмак — царь Боспора

  1. Talk about reckless and stupid. This guy gets worse every day.
    She can stop him from having a state of the union address
    in the Senate, and he can prevent her from using U.S.
    military aircraft for foreign trips. She can always fly commercial if she chooses.
    Tit for tat. Childish but this is where we are.

  2. I’ll be education a innovative creating training
    course this summer season toward a community of 11-14 calendar year-olds.
    I include encounter coaching producing (largely poetry)
    toward grownups, yet education children will be contemporary territory.

    Does everybody contain some Wonderful guidelines, web-sites, supplies for physical exercises, and examining products for this age local community?

    Because of!.

  3. Luxaire Warmth pump problems shooting help? Will the relay click when called for supplemental heat?
    Therefore to begin with, that system includes a jumper plug on the
    control board (upper left part) for the heat strips…make sure the jumper is normally
    in the right position for heat strip control.
    Also check the limit change and time delay relays for issues.

    Should be 24vdc at… show more If insight power and control voltage to the
    relay are all good and there is absolutely no output power, the
    relay is bad.

  4. What font is this tattoo in? I can’t really tell from
    the pic. The 0 in the 09 doesn’t actually look good.
    In the event that’s what you need then show it to a tattoo artist and get it done.
    Moments Roman maybe, you can usually feel the fonts on term perfect and
    see if any thing similar comes up.

  5. Hi, its good article on the topic of media print, we all know media is a wonderful
    source of data.

  6. How much to construct Hogwarts Castle including chamber of secrets and secret
    tunnels? Several million pounds. Maybe whoever it was won the Euromillions
    jackpot yesterday would be willing to chip in.
    Several million pounds. Maybe whoever it was won the Euromillions jackpot yesterday would
    be willing to chip in.

  7. What kind of person appreciates mid century contemporary artwork?
    I’d think short individuals, say between 4 feet 9 ins and 5 foot 2 ins, quite heavyset, with dark hair,
    green eyes and a taste for starchy food and Pepsi, instead of
    Coca cola.

  8. I am sure this piece of writing has touched all the internet people, its really really
    fastidious article on building up new blog.

  9. I’m impressed, I have to admit. Rarely do I come across a blog that’s both equally educative and interesting, and without a doubt,
    you’ve hit the nail on the head. The issue is something which too few men and women are speaking intelligently
    about. Now i’m very happy I stumbled across this in my search for something relating
    to this.

  10. That is very fascinating, You are an excessively professional blogger.

    I’ve joined your rss feed and sit up for in search of more of your fantastic post.

    Also, I have shared your website in my social
    networks

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*