Трудно сказать однозначно об отношении поэтессы к Южному берегу Крыма. В своих произведениях — либо в самом тексте, либо в подписях к нему — поэтесса обозначает Севастополь и Бахчисарай. Не упоминается Южнобережье и в воспоминаниях. Что же касается тех стихотворений, где место действия прямо не названо, то они, скорее всего, связаны с Севастополем, вряд ли с Ялтой. Впрочем, есть у Ахматовой строки, из которых можно понять, что она бывала в горном Крыму, и возможно, что упомянутый ею в стихотворении «Заболеть бы как следует...» водопад — это Учан-Су. Пребывание в Гаспре непосредственно не дало каких-либо поэтических результатов. К крымской теме Ахматова возвращается одиннадцать лет спустя. В небольшой поэме «Путем всея земли», написанной в марте 1940 г., она переосмысливает весь свой прежний крымский опыт. С перспективы 1940 г., когда в Европе шла уже вторая мировая война, Ахматова как бы концентрирует и обобщает все, что связано в ее творческой биографии с Крымом. И сам полуденный край показан двумя-тремя сильными и яркими мазками, без оттенков: «гряда Крыма» — как самая характерная его черта,— голубое небо и мертвая медуза. Под своим собственным именем Крым в дальнейшем творчестве поэтессы больше не выступает, но в стихах времени Великой Отечественной войны есть несколько строчек, которые могут быть отнесены и к Крыму. Тобрук, военно-морская крепость союзников в Ливии, играл в 1941 —1942 гг. такую же роль, как Одесса и Севастополь, но, разумеется, в меньших масштабах. Защитники Севастополя и Тобрука обменялись приветствиями как раз незадолго до того, как Ахматова написала эти строки. А в осажденном Севастополе война действительно была «где-то здесь за углом». Вторая часть цикла «Победа» посвящена морякам и войне на море. Лит: Сергей Бернадский. // «Здесь встретилась с музой...» (А. А. Ахматова в Крыму).