Депортация, воспоминания: Кадырова Ленура

Кадырова Ленура, родилась 29 июня 1939 года в гор. Бахчисарае. Семья состояла из: отца – Кадыра Джемилева (1907 г.р.), матери – Зибиде Сефершаевой (1914 г.р.), сестры Халиде (1933 г.р.) и меня.

Жили мы по улице Новороссийской 21 (сейчас это ул. Македонского, 45). В начале войны папу призвали в армию, затем из-за недостатка шоферов, начальство отозвало его. Потом оккупация Крыма немцами. Кроме нашей семьи, на иждивении отца была его сестра-вдова с пятью несовершеннолетними детьми. Поскольку наш дом был большой и располагался недалеко от вокзала, немцы забрали его под контору. Почти всю войну мы провели в землянках, прятались в горах. Пережили оккупацию, выжили и вернулись в родной дом.

18 мая 1944 года папа рано утром пошел косить траву для скотины. Мы еще спали. Проснулись от шума и увидели, как три вооруженных солдата кричат на маму. Ничего не подозревавший отец вернулся с охапкой травы. Солдаты направили на него автоматы и крикнули: “Давайте быстрее собирайтесь – вас вывозят”. Мы перепугались, думали, что нас повезут на расстрел. Ничего с собой не взяли. Повели на вокзал, а там уже много людей, никто ничего не понимает. Один из солдат подошел к тете и сказал: “Вас увезут отсюда, убивать не будут. Живешь близко, иди что-нибудь возьми на дорогу”. Папа взял меня, сестру и мы побежали домой. Он взял у соседей тачку, мы загрузили имевшуюся одежду, кастрюлю жира и немного крупы. Когда вернулись на вокзал, там уже в вагоны загоняли плачущих детей, стариков, женщин. Вслед за нами побежала любимая козочка сестры и собачка. Сестра плачет, что не оставит козленочка. Пришлось взять животное и сесть в переполненный вагон. Люди плачут. Старики молятся. Собаки, скотина бегут за хозяевами, кричат. Кромешный ад. Наш вагон закрыли, все сидят на корточках, встать невозможно. Я захотела пить, плачу. Папа, выпросив у кого-то баночку, набрал с лужи водичку, но я не смогла заставить себя ее пить. Отец стал просить солдат, которые нас конвоировали, дать ребенку глоток воды. Вдруг с крыши вагона полилась водичка, взрослые посмотрели и поняли, что это была моча: солдаты с крыши мочились прямо на наши головы…

Не помню, сколько дней мы были в дороге. Не хватало воздуха, воды, туалета нет. Папа в дороге зарезал козленка и повесил тушку через окно. На следующей же остановке его уже не было. Люди начали умирать от голода и эпидемии. Трупы выбрасывали на остановках или через окно. Кормили нас раз в сутки какой-то похлебкой, которую невозможно было есть. Когда папа полез в мешок разбирать вещи, то увидел, что он полон “игрушек” (остатки битой посуды, тряпочные куклы и т.п.) – это мы с сестрой взяли в дорогу. Он все выбросил.

Привезли нас в Узбекистан, на станцию Джамбай. Когда открылись двери вагона, мы увидели, что нас встречает толпа вооруженных лопатами и кетменями людей. Это были местные жители, которых предупредили, что едут рогатые людоеды. Но когда начали выходить люди с Коранами в руках, они поняли, что мы единоверцы и не тронули нас. Нас погрузили на грузовики и повезли в колхоз им. Ахунбабаева. На 13 человек дали одну комнату – черная-черная, без окон, дверей, пол земляной, глиняная крыша, посредине “сандал” – печка. Маму в “комнату” затащить не смогли: “Не хочу в могилу живьем”. Так мы всю ночь стояли на улице. Кругом воют шакалы. Утром папа пошел к бригадиру, отдал ему часы с руки и получил взамен двухколесную арбу, но с возвратом. Мы с мамой сели на эту арбу, сестра толкала сзади, папа запрягся. По колено пыль, жара 50 градусов, обуви нет, ноги горят…
Так мы приехали в райцентр. Папа добился места в большом бараке – коровнике. Там жили полсотни семей. Все завшивели. Началась эпидемия тифа, дизентерии, малярии. Каждый день несколько трупов. Хоронить было некому. Могилы слегка засыпали землей, а наутро шакалы сгрызали трупы, и оставались только обглоданные кости. Были случаи, когда из-за одного яблока местные отрубали головы “пришельцам” кетменем.

Шоферов тогда не хватало, и папа устроился на работу в МТС. Жить стало легче. В 1945 г. мы переехали в гор. Самарканд. Сестра не смогла продолжить учебу, а я пошла учиться в русскую школу, не зная по-русски ни слова. Была примерной ученицей. Закончив в 1957 г. среднюю школу, поступила в Самаркандский госуниверситет на иностранное отделение филологического факультета. Училась хорошо и не чувствовала по отношению к себе национальной вражды.

Проживаю по адресу: город Симферополь, переулок Трамвайный, 16.

Лит.: Депортация крымских татар (воспоминания депортированных). / сост. Рефат Куртиев.

***

Нет возможности взять отпуск и уехать далеко на отдых? Вам поможет аренда коттеджа на выходные в пригороде, где можно отдыхать каждую неделю в любой свободный день. Такой отдых прекрасно подойдет для очень занятых людей и бизнесменов. Уютный коттедж в Подмосковье вы всегда найдете на сайте www.luxury-cottage.su

Просмотров: 1 127

Вас также может заинтересовать:

[ads]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*