Депортация, воспоминания: Муратов Рустем. Симферополь

Муратов Рустем (Сары Мурат оглу Рустем) родился 1 января 1937 г. в деревне Буюк-Озенбаш Куйбышевского района Крымской АССР. Состав семьи: отец Сары Мемет огълу Мурат (1904), мать (Демерджи) Абибулла кызы Фатма (1912), сестра Эдае (1934), младший брат Энвер (1939), младшая сестра Гульсум (1942), бабушка Абибулаева Азизе (1869), внук Ахтем (умер от холода и голода, воспалением легких).

18 мая 1944 г. в 3 часа утра, ударами автоматов, пока мать поднялась, выбили дверь и вошли 3 человек в военной форме, дали нам 15 минут на сборы, и сказали взять с собой еды на 3 дня. Отец в это время находился на фронте. Мать, 4 детей от 2-х до 10 лет, бабушка с внуком за 15 минут не успели одеться, мать успела взять кошму, тазик, кастрюлю со сваренной фасолью. Больше ничего не разрешили взять и в сопровождении 3 солдат с автоматами погнали в центр деревни. Нас погрузили в грузовики и увезли на станцию Сюрень, где под дулом автоматов затолкали в вагоны. Воды, туалета, медицинского обслуживания в вагонах не было. В вагонах было настолько много людей, что приходилась спать по очереди. В туалет ходили в ведра, и на остановках поезда ведра выливали и промыв набирали воду для питья. В нашем вагоне за 20 дней пути умерло 2 детей, 1 женщина и пожилой мужчина. На остановках их заворачивали в одеяло и оставляли вдоль железнодорожных путей.

Мы попали на Урал. На одной из станции нас разгрузили и под дулами автоматов повели к реке Волге, где погрузили на баржи и через 12 часов привезли в Орехово-Яр и опять посадили в вагоны, отправили на лесоповал. По следованию поезда разгружали по 200-300 семей в каждом селе. На второй день всех заставили выйти на работу. От голода люди начали падать и на работающего члена семьи стали выдавать по 400 гр. ржаного хлеба.

Нас, около 40 семей, поселили в конюшню. Комендатура объявила за самовольный выезд с мест поселения 25 лет тюремной каторги. Этот режим длился до 1956 г. Среди наших поселенцев было много высококвалифицированных специалистов: агрономы, учителя, мельники, кузнецы, но все работали на тяжелых работах. Основная работа – это начиналось с повала леса, погрузка в вагоны 6,5 м. бревен, далее их разгружали и сплавляли по реке Волга: готовились плоты, они связывались друг с другом «караван» в общей сложности длиной до 500-600 м. и шириной 100 м. В сопровождении пароходов отправляли в Куйбышев, Астрахань. Хочу отметить, что во время разгрузки вагонов, особенно ночью, когда пригоняли 3 состава по 30-40 вагонов, под освещение костров, разгружали вагоны, норма 3 вагона на одного человека. Не соблюдалась техника безопасности, не было электроосвещения, мороз 40 градусов, пурга, люди отмораживали руки, ноги. Очень многие погибли от несчастных случаев, падали под колеса вагонов.
После возвращения отца с фронта в 1945 г. нам выделили в общем деревянном бараке одну комнату. Мы выжили благодаря отцу, он был мельником в деревне Озенбаш и умел готовить древесный уголь для кузен.

В нашем селе была русская начальная школа (до 4 класса). За 18 км Дубовская средняя школа, где я закончил 7 классов, но комендантский режим не позволил дальше учиться. В 12 летнем возрасте я и мой друг Шевхи переплыли на лодке Волгу, чтоб купить в деревне умывальник и ведро. На обратном пути нас ждал комендантский надзор. Записали наши фамилии. На следующий день вызвали моего отца и отца моего друга Джафер ага, в центральную Дубовскую комендатуру. С большим усилие отделались штрафом в 120 рублей с каждого.

Сейчас проживаю в г. Симферополе.

Лит.: Депортация крымских татар (воспоминания депортированных). / сост. Рефат Куртиев.

Просмотров: 1,447

Вас также может заинтересовать:

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*
*