Политические формы жизни тоже ставятся в связь с хозяйственными явлениями: натуральному хозяйству соответствует и натуральное государство, естественно построенное по принципу децентрализации, когда носителями власти являются не только специальные органы, но и частные лица, в данном случае землевладельцы. С появлением денег возникшая возможность концентрации народного труда в государственной казне усиливает центральную политическую организацию, которая обнаруживает тенденцию к собиранию всей власти в своих руках, - и таким путем вырастает новый тип государства централизованного, абсолютизм и дальнейшие формы централизованных конституционных государств. Даже самый сжатый и очень неполный очерк историко-экономической схемы Бюхера подкупает своей стройностью, законченностью, способностью объяснить многое из всегда интересующего, но часто трудно поддающегося нашему познанию материала в жизни человеческого общества. Человек никогда не отказывался от желания читать то, что никогда не было написано, властно соединяя воедино разрозненное, покрывая мишурой формул явления бесконечной сложности жизни. Этому стремлению человека обрисованная только что схема Бюхера, казалось, удовлетворяла вполне. Правда, ученые специалисты стали пользоваться ею несколько произвольно: мысль Бюхера в руках специалистов-историков несколько изменилась. Бюхер говорил о развитии человечества, предполагая, что весь так называемый древний мир может быть отнесен к первому периоду его схемы, к периоду господства натурального хозяйства, так называемые средние века - есть время городского хозяйства, и наше время, зрелого возраста человечества, живет в третью эпоху - капиталистического строя со всеми вытекающими отсюда последствиями. Ученые, признавшие схему в принципе, разошлись с автором в ее применении: они стали относить его периоды к истории не человечества вообще, а к истории каждого человеческого общества. Народы древнего мира пережили каждый по своему все три ступени хозяйственного развития и соответствующие формы социального и политического бытия; современная нам Европа знала в своем прошлом те же ступени и сейчас переживает последнюю из них. В этом последнем виде схема Карла Бюхера заняла очень прочное место в нашей науке и после работ крупных ее представителей, как западноевропейских, так и русских, утвердилась в виде общих понятий, догматически усваиваемых, излагаемых с кафедр различных университетов, распространяемых печатью. Схема сделалась не только популярной, но почти обязательной: ученый, вращающийся в области хозяйственных и социальных фактов, подвергался опасности быть уличенным в научном еретичестве, дерзнув не признать этих общих понятий. Вот это столь прочное, казалось, здание и поколеблено сейчас настолько сильно, что всякий, кто интересуется общественными науками, не может без особого беспокойства следить за каждым движением мысли в этой области, пока не достигнуто будет снова нарушенное единство и стройность сооружения, - жажда единства и стройности в человеке неутолима, в то же самое время, когда жизнь не перестает вечно разрушать созданные человеком построения. Лит.: Б. Греков. // Известия Таврического университета. -Симферополь, 1919.- Кн. 1,-С. 114-126

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*