Приведенные факты и соображения в предыдущей статье дают основание профессору Д.М. Петрушевскому трактовать проблему феодализма и его генезиса вне связи с натуральным хозяйством и только с большими оговорками в связи с хозяйством вообще. Соображения, высказанные профессором Д.М. Петрушевским, - результат того кризиса в состоянии общих исторических понятий, о котором мне пришлось сейчас говорить. Соображения эти ценны не только для специалиста по западноевропейской истории, они одинаково важны и для историка России, особенно древнего ее периода. Я имел уже случай указывать на примере профессора А.И. Никитского, который поставил своей задачей уложить большой период хозяйственной истории Новгорода Великого в рамки натурального хозяйства. В большей или меньшей степени то же можно сказать относительно всех русских историков, занимавшихся древним периодом русской жизни. Натуральное хозяйство занимает видное место почти во всех их построениях, между тем как вниманию освободившегося от влияния этих общих понятий наблюдателя бросается факт гораздо более сложной жизни даже древнейшего периода русской истории. Русская Правда практикует денежные взыскания в качестве наказания в самых широких размерах; ей известны купцы местные и иноземные, торговые товарищества, кредит, торговые пошлины. Рынок тоже хорошо известен Русской Правде: здесь происходит обмен, здесь всегда много народа, это самое удобное место для публикации заявлений, имеющих целью оповещения всего населения. Житие Преподобного Феодосия, писанное преподобным Нестором, т.е. современное Русской Правде, дает много вполне конкретного материала для облечения в плоть и кровь отвлеченных формул нашего первоначального законодательного сборника: иноки Киево-Печерского монастыря, оказывается, в XI веке не могут ни одного дня пообедать без участия рынка. Лит.: Б. Греков. // Известия Таврического университета. -Симферополь, 1919.- Кн. 1,-С. 114-126

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*