Итак, хозяйство, производство, хозяйственный порядок и принципы хозяйства - вот новые понятия, введенные Зомбартом, на строгом различении которых автор настаивает. Формы производства могут не совпадать с различными ступенями хозяйственного порядка: различные цели могут осуществляться одинаковыми средствами, и различные средства могут служить одной и той же цели. Форма производства определяется отношением единичного работника к целому производству и может быть или индивидуальной (одиночной, семейной), или коллективной (мануфактура, фабрика), или же переходной от индивидуальной к коллективной; системы хозяйства, различаемые по целям, преследуемым хозяйственными субъектами (удовлетворение собственных потребностей или получение прибыли) могут быть: первобытная родовая, поместная, капиталистическая и т. д. На место простой, собственно говоря, даже упрощенной схемы К. Бюхе-ра мы имеем схему очень сложную, но зато позволяющую принимать в соображение такие стороны хозяйственной жизни общества, какие опускались Бюхером и приводили, как мы видели, историков к искажению действительности, которая не могла без значительного насилия улечься в слишком узкие рамки Бюхеровской схемы. В области теоретической мысли, таким образом, был получен серьезный толчок, заставивший специалистов и неспециалистов задуматься над прежними построениями. Совсем недавно произведена была тщательная проверка фактического материала, с которым приходилось иметь дело, в сущности, всем историкам средневековой Европы, но каковой под влиянием гипноза натурального хозяйства, успевшего стать повальным, считался в достаточной мере известным, оцененным и расположенным по привычным, авторитетами освященным категориям. Работа, о которой я сейчас говорю принадлежит немецкому ученому Dopsch'y «Die Wirtschaftsentwicklung der Karolingerzeit» Dopsch решительно выступил против общепринятого понимания экономического строя средневековой Европы, указывая на то, что факты не позволяют называть хозяйственные формы Европейского средневековья натуральными по терминологии Бюхера, что здесь мы имеем дело с явлением гораздо более сложным и богатым по содержанию. Книга Dopsch'a есть смелый разрыв с установившимся представлением о сущности хозяйственной жизни Европы и попытка направить труд последователей к пересмотру как конкретного материала, так и общих наших понятий. Мы выше видели, какое широкое значение в нашей науке имели понятия натурального, городского и капиталистического хозяйства, как этими понятиями объясняли происхождение тех или иных сторон общественной и политической жизни. С разрушением фундамента разрушается и вся постройка; если поколеблено понятие натурального хозяйства, если ему больше нет места в конкретных картинах прошлого, все выводы, построенные на этом понятии, подлежат пересмотру. В этом направлении нашей науке еще предстоит много работы. Сейчас я только хочу отметить факт признания необходимости освободиться от разрушенных критической мыслью представлений. Имею в виду небольшую, но очень интересную в этом отношении статью московского профессора Д.М. Петрушевского" «Феодализм и натуральное хозяйство», напечатанную в Известиях Петроградского Политехнического Института за 1918-ый год. Отмечая кризис натурально-хозяйственной концепции вообще, Д.М. Петрушевский указывает на то, что этот кризис не может не отразиться и на опирающейся на понятие натурального хозяйства общепринятой конструкции феодализма и его генезиса. Феодализм, по его мнению, - «чисто политическая, публично-правовая категория». «Феодальная власть, как и феодальная зависимость, по существу своему есть политическая власть и политическая зависимость». Связь между барским двором и сельской общиной ставит последнюю в политическую зависимость от владельца барского двора. Барщину для надобностей барского хозяйства несут и те члены общины, которые ни лично, в качестве его крепостных, ни хозяйственно, в качестве его арендаторов, не зависят от владельца барского двора и лишь политически зависят от него, как от носителя публичной власти, тем или иным путем перешедшей к нему из рук короля. Другими словами, профессор Д.М. Петрушевский энергично настаивает на необходимости в строе феодальной Европы различать две стороны, самостоятельно существующие, находящиеся в тех или иных отношениях, исключающие только отношения причинности, - это хозяйственная жизнь и политическая организация. Лит.: Б. Греков. // Известия Таврического университета. -Симферополь, 1919.- Кн. 1,-С. 114-126

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*