Маршак C.Я.: приезд Самуил Яковлевича в Крым

С. Маршак прибыл в Крым, проехав от Петербурга до Севастополя поездом. Затем на пароходе он добрался до Ялты. 21 сентября 1904 года отец Самуила получил в Петербурге телеграмму: «Сын принят пятый класс Ялтинской гимназии. Директор Готлиб». И вот одно из первых крымских воспоминаний Маршака: «про море я читал у Роберта Стивенсона и почему-то думал, что к морю поеду только когда вырасту. И вдруг — такой неожиданный поворот событий. Я один — без провожатых — еду на берег моря и посылаю с пути восторженные письма… Это Вам не верстка каталога, которую часто выполняют с помощью офсетной печати. В Ялте меня ласково встретила Екатерина Павловна Пешкова».

В конце сентября 1904 года «Маршачек», как звали юношу в семье Стасовых, сообщал в письме «дедушке», так поэт называл Владимира Васильевича: «Живется мне здесь прекрасно… Катерина Павловна (Горькая, как ее здесь зовут) — чудный человек…Живем мы высоко на горе в живописной местности над морем….. комната у меня чудная, с огромными окнами, за которыми расстилается море…» Сам М.Горький в это время находился в Петербурге, где был арестован за причастность к революционному движению.

В марте 1905 года Максим Горький приехал в Ялту, к семье, о чем С.Маршак вспоминал: «Алексей Максимович [Пешков] приехал в Ялту после своего сидения в Петропавловской крепости. Он пожелтел, ссутулился и отпустил небольшую бородку — жесткую и рыжеватую». В мае М.Горький организовал в Ялте демонстрацию, принял участие в народных волнениях и гимназист С.Маршак. Его вкладом в революцию 1905 года стало спасение двух матросов от военно-полевого суда. Самуил сопроводил их в Феодосию, передал в надежные руки и благополучно вернулся в Ялту.

Этот поступок не остался незамеченным для городской полиции. После выезда семьи М.Горького из Ялты, С.Маршак поселился на окраине города, где по его словам, снимал «квартиру на Старом базаре, давал уроки….запоем читал Ибсена, Гауптмана, Эд. По, Бодлера, О.Уайльда и русских символистов». Это была, по его признанию, совершенно «неизвестная мне до этого литература». Но к зиме 1 906-1 907-гг. выяснилось, что и гимназист Маршак числится в списках «неблагонадежных лиц». Директор гимназии предложил покинуть город, пока полиция не «села плотно на хвост», как говорят в таких случаях.

Позже знаменитый поэт вспоминал: «Рано утром я проехал по пустынной Ялте в тесном омнибусе. Я сидел, низко нагнув голову, чтобы меня не увидели с улицы. Так я покинул Ялту, в которую когда-то въехал триумфатором.» Настолько высокопарно Самуил Яковлевич отозвался о себе, видимо, потому, что здесь, в Ялте, поэт продолжил печатание своих стихов (первая публикация состоялась в 1904 году) в молодежном литературном журнале, основанном в апреле 1906 года ялтинскими любителями словесности.

«И вот, — писал Самуил Маршак, — я снова в Петербурге. Стасов незадолго до того (30 сентября 1906 года.-Авт.) умер, Горький был за границей. Как и многим другим людям моего возраста, мне пришлось самому, без чьей-либо помощи, пробивать себе дорогу в литературу. Печататься [регулярно] я начал в 1 907 году в альманахах, а позднее в только что возникшем журнале «Сатирикон». Спустя несколько лет, во второй половине

1911 года, С.Маршак путешествовал по Ближнему Востоку, а с октября 1912 года по июль 1914г. — по Ирландии и Англии.

Слагать стихи для детей С.Маршак начал именно в Англии. Поэт писал, что они «с женой прожили довольно долго в прямом соседстве с очень интересной детской лесной школой… Там в крошечном коттедже я стал впервые сочинять сказки для детей. Там же я увлекся поэтическими переводами. Из этих мест я послал на родину свои первые переводы стихов Вордс-ворта. 1914 год прервал мои занятия литературой. Я вернулся в Россию в июле, а через несколько недель началась [Первая мировая] война. В солдаты я по болезни не годился… Я выбрал для себя ту область, которая интересовала меня особенно горячо — заботу о детях — беженцах войны. С этой поры дети не уходили уже с поля моего зрения…». Об этом времени С. Маршак вспоминал и в одном из писем М.Горькому в 1927 году. Что касается переводческой деятельности, то о ней Самуил Яковлевич незадолго до смерти писал: «Переводить стихи я начал в Англии, работая в тихой университетской библиотеке. И переводить не по заказу, а по любви — так же, как писал собственные лирические стихи».

С 1923 года С.Маршак долго жил в Петрогааде-Ленинграде, перебравшись затем в Москву. В этот период Самуил Яковлевич близко сошелся с другим детским писателем — Корнеем Чуковским (1882-1969гг), который однажды дал С.Маршаку такую характеристику: «Когда в начале 20-х годов молодой Самуил Маршак приходил ко мне и стучал в мою дверь, я всегда узнавал его по стуку, отрывистому, четкому, словно он выстукивал два слога: «Мар-шак»…..Был он тогда худощавый, и нельзя сказать, что слишком здоровый, но когда мы проходили по улицам, у меня было странное чувство, что если бы сию минуту на него наскочил грузовик, грузовик разлетелся бы вдребезги, а Маршак как ни в чем не бывало продолжил бы свой стремительный путь». Тем не менее поэта с годами все больше мучило «ползучее воспаление легких», отчего С.Маршаку приходилось бывать в Крыму не только по зову души, но и в силу необходимости.

Лит.: Крым в лицах и биографиях. //.

***

Просмотров: 1 468

Вас также может заинтересовать:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*