Петро Панч. Феодосия: ДОРОГОЙ ПОДАРОК. Рассказ

Микола прибежал в порт со своими сверстниками и от удивления только воскликнул:

— Ого-го!

На рейде стоял трехтрубный броненосец, а перед ним, как оса,— остроносый миноносец. Их команды восстали против царского самодержавия, перестреляли своих офицеров и подняли красное знамя. Освещенное утренним солнцем, оно пламенело костром.

Броненосец «Потемкин», покинув Одессу, продолжал бороздить воды Черного моря, но из-за нехватки угля и продовольствия вынужден был завернуть в Феодосию — для пополнения запасов.

Уже этого было достаточно, чтобы взбудоражить город, а тут еще забастовали портовые рабочие, их поддержала табачная фабрика. Даже кое-кто из служащих не вышел на работу. Микола тоже не пошел в свою ремесленную школу, так как подобного в Феодосии никто еще не видывал. Никогда на берегу не собиралось столько народу, как сегодня. Пожалуй, все население сбежалось. Только перепуганные дачники удирали на вокзал.

— И ты уезжаешь, Миша?

Худенький гимназист покачал головой. Всего лишь неделю тому назад он приехал сюда с больной матерью. Комнату сняли у родителей Миколы.

— У нас в Харькове давно уже бастуют.

— Вот если бы револьвер достать.

— Зачем?

— Городового застрелил бы.

— Как будто он один…

Полицейские в черных фуражках с медными бляхами над блестящими козырьками то тут, то там выкрикивали:

— Забастовщиков не видели? Разойдись!

Но сегодня их никто не слушался, а Микола даже обозвал одного легавым. Дружки его и головы повтягивали в плечи, но полицейский только прикрикнул: «Поговори мне!» — и побежал дальше, как бы боясь замешкаться.

В полдень порт окружили войска, прибывшие из Екатеринослава, но люди не расходились. Всем хотелось послушать или хотя бы увидеть смелых матросов, которые первыми на флоте подняли восстание.

На митинге выступили два человека с броненосца. Микола тут же узнал, что одного зовут товарищ Денис из Одессы, а другой — матрос Матюшенко, застреливший офицера, который убил его друга Вакуленчука. Оба они входили в состав повстанческого комитета.

Когда речь держал товарищ Денис — рослый, рыжебородый, полицейские снова принялись разгонять людей, но их словно ветром сдуло, как только товарищ Денис произнес:

— Господин исправник, революция не нуждается в ваших услугах. Долой рабские цепи самодержавия!

Матрос Матюшенко сразу же начал с требования, чтобы городская Дума сегодня же доставила на броненосец уголь и продовольствие.

— Не дадите — обстреляем город. Мы восстали не ради себя, а за свободу для всех трудящихся. Хватит терпеть! Долой тиранов, да здравствует свобода!

Таких слов никто еще в Феодосии не осмеливался произносить так громко. На что уж отец Миколы был смельчак, но и тот три дня тому, читая какую-то газету грузчикам, плотно занавешивал окна. Должно быть, запрещенную. Жаль, что он ушел на Батум. Может, нынче эту газету прочитал бы во весь голос. Ведь матросы призывали: «Долой тиранов!»

Потом выступал Мангуби, председатель городской Думы, пообещав, что все необходимое будет доставлено на броненосец.

Миколе тоже хотелось чем-нибудь помочь восставшим матросам, но он не знал чем. И гимназиста увлекла эта идея.

— Может, яблок или груш передать им?

— Зачем передавать, я возьму дядину лодку и отвезем!

— Пойдем сейчас же и купим!

— Нашел богача. В саду нарву.

— В вашем саду еще зеленые, а у меня есть деньги.

За яблоками далеко бежать не пришлось, торговки были тут же на пристани, но у гимназиста денег хватало только на три десятка.

— А матросов, наверное, человек триста будет, а то и больше. Только раздразним.

— Может, семечек купить?

Микола ничего не ответил и пошел вдоль набережной. Вдруг глаза его просияли.

— А ты знаешь что?.. Этого на всех хватит!

— Что ты придумал?

— Так я тебе и скажу. Это знаешь, какая тайна! Из-за нее могут моего отца посадить в тюрьму.

— Я же никому не скажу… Хочешь, перекрещусь?

— А то ты будто так не крестишься. — Он оглянулся и позвал своих сверстников: — Гриша, Лаврик, ко мне! Слушайте, чтобы в школу — ни ногой. Будем бастовать. А вечером заходите ко мне и весла захватите. Только обязательно. Я такое придумал, что вам и не снилось!

— Ну почему ты не можешь сказать?.. — уже начал канючить Миша. — Хочешь, поклянусь!

— Эх ты, гимназия, — укоризненно покачал головой Микола. — Вот им тоже, наверное, интересно, а они не спрашивают, пока сам не скажу.

— Ладно, — обиделся пристыженный гимназист. — Думаешь, так уж и интересно, что ты там придумал. Тоже мне гений.

Ребята переглянулись. Им ничего не оставалось, как улыбнуться ему в спину.

— И вам скажу только тогда, когда сядем в лодку.

Лит.: Петро Панч. // Дорогой подарок. рассказ. Перевод с украинского П. Дегтярев

***

Просмотров: 1,275

Вас также может заинтересовать:

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*
*