Микола жил на противоположном конце города. То, что он придумал, казалось ему необычайно захватывающим, и он, чтобы поскорее добраться домой, не шел, а бежал. Оказалось, что торопился напрасно: дом был на замке. Видимо, мать, не дождавшись его к обеду, тоже ушла в порт. Микола присел на крыльце и стал обдумывать, как ему лучше поступить. Больше всего он боялся, чтобы не рассердился отец: рука у старого боцмана была тяжелая. Но ведь можно сделать так, что отец и знать ничего не будет. Только где же он запрятал газету? Уже и гимназист вернулся, а матери все не было. — Миша, не видел моей матери? — спросил Микола. Гимназист буркнул: «Не видел», но дальше выдержать не мог. — Ты вот боишься довериться мне, а я тебе тоже хотел кое-что рассказать. — Все равно сейчас не скажу. — А когда? — обрадованно воскликнул гимназист. — Как только мать придет... — Так она же вон у соседей. Микола не стал дожидаться, а сам побежал за ключом. Ворвавшись в дом, он сразу бросился к ящику комода, куда отец складывал свои вещи. Жестянка с табаком, жестянка с крючками для рыбной ловли, расчетная книжка, членский билет профсоюза, книжка «В чем моя вера» Л. Толстого, «Шаг вперед, два шага назад» — фамилия автора была оторвана, несколько номеров газеты «Утро». Все это было не то, что Микола искал. Он уже все переворошил, что только было в доме, а загадочной газеты так и не нашел. Мать тоже не могла ничего подсказать. — Может, отец селедку в нее завернул. Чего это тебе так приспичило? Послезавтра вернется и скажет... Микола через окно увидел Гришу и Лаврика с веслами и сердито буркнул: — Вам что революция, что квашеная капуста — все равно. — Наделаете вы с отцом ливоруций, ежели не дам вам капусты. Куда это вы собрались? Еще головы там попроламывают! Микола вышел на крыльцо. Его друзья уже стояли во дворе. — Нет, не нашел. Гимназист тоже вышел из своей комнаты. — Мать пришла? — Наши матери только в капусте знатоки. Да и поздно уже. Эх, жаль... Что там слышно, ребята? — Говорят, Дума уже не хочет уголь давать. — Сами возьмут! — Уже и пушки навели на город. — Один только раз выстрелят, Мангуби сам доставит. На броненосце вспыхнул свет. Корабль был похож теперь на сказочную елку, как бы всплывшую из глубин, и от этого казалось, что и люди на нем какие-то необыкновенные. Теперь Миколе еще больше захотелось быть им чем-нибудь полезным, самому походить на них. — Пойду еще поищу! Друзья его, забросив весла на плечи, пошли по домам. Гимназист спросил: — Может, я тебе помогу? — Не приставай, это будет мне самой лучшей помощью! Поиски привели к тому, что Микола нашел за шкафом обрывок газеты «Искра». С таким названием он еще не видел у отца газет, и она была за 1904 год, уже вся пожелтевшая. Миколу успокаивала мысль, что ежели Дума не даст «Потемкину» топлива, он сам поедет на броненосец и сообщит, что у волнореза стоит полная баржа с углем, пускай забирают. С этим он и заснул. Утром, только проснувшись, Микола сразу же бросился к окну, но от дождя запотели стекла. Он выбежал во двор: броненосец все еще стоял на рейде, однако из-за серебристого тумана были видны только его очертания. По улице бежали встревоженные люди. — В чем дело? — спросил Микола. — А ты разве не знаешь, вон, прочитай! — ответил ему знакомый лавочник с котомкой за плечами. На заборе белело объявление. Микола перебежал через улицу и торопливо прочитал: «Выполнить требования восставших матросов не представляется возможным, поэтому, в виду их угрозы, рекомендуется населению до утра выбраться в горы...» Медлить нельзя было ни минуты. Он побежал домой, чтобы предупредить мать. Она спокойно выслушала сына и сказала: — По нас им незачем стрелять, сами вон сидим в нетопленой хате, — и стала креститься на иконы: — На тя уповаем, матерь божья... Микола машинально взглянул на потемневший лик «богородицы», перед которой и сам не раз бил поклоны, и заметил, что лицо ее почему-то перекривилось. Будто сдерживала горькую усмешку. От догадки он и сам улыбнулся. За иконой лежала газета. Он узнал ее по внешнему виду. Начал просматривать: Le proletaire. Пролетаpiй № 1. Женева, 27 (14) мая 1905 года. Центральный Органъ Российской Социальдемократической Рабочей Партии». — Вот какая это газета! Теперь понятно, почему отец так радовался, читая ее. Значит, он у меня не просто отец! На первой странице было напечатано: «Извещение о III съезде Росийской Социальдемократической Рабочей Партии» и «Главнейшия резолюции»1. Некоторые строки были подчеркнуты карандашом. Микола не стал дожидаться, пока придут Гриша и Лаврик, а сам, сунув газету за пазуху, решил бежать им навстречу. На крыльце стоял заспанный гимназист. — Ну, Миша, в горы, или, может, хочешь с нами на броненосец? Гимназист, даже не предупредив мать, побежал вслед за Миколой. Ребят они встретили на полдороге. По улицам пешком и в экипажах удирали за город обыватели, в сквере виднелись военные палатки с красными крестами, на перекрестках улиц ходили военные патрули, а в сторону пристани скакали конные стражники.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*