Однако поначалу служба в Симферополе по сравнению с петербургской не очень обременяла Александра Николаевича. В первые месяцы крымской жизни Серову даже казалось, что служебные диссонансы его не волнуют совершенно. Он так мало был занят делами, что чувствовал себя словно в отставке. Счастливый от полной своей самостоятельности, избавленный от деспотичной опеки отца, который скептически относился к артистическим склонностям сыпа, Серов стремился к расширению художественного кругозора. Он много читает, гораздо больше, чем в Петербурге. Его увлекают сочинения Вальтера Скотта, Шиллера, Гете, Шекспира, Байрона, Жорж Сапд. Особенный интерес вызывает современная русская литература. В круг его симферопольского чтения попадает «Обыкновенная история» Гончарова, «Кто виноват?» Герцена. Он находит «много натуры в целом и в изгибах сердца» у Тургенева. По поводу литературного языка Гоголя пишет: «Это уже не слог, не речь,— а какая-то музыка, — что-то неслыханное в литературе». Своим ярким дарованием Серов обращает на себя внимание окружающих. Образованного человека и блестящего музыканта наперебой приглашают в различные дома города, где он, ие имеющий собственного инструмента, много и охотно играет. Александр Серов бывает у губернатора В. И. Пестеля, губернского предводителя дворянства А. И. Казначеева, председателя таврической казенной палаты В. М. Княжевича, доктора Ф. К. Мюльгаузеиа, в семьях Рудзевичей, Славинских, Сокологорских... Это аристократическое общество состояло из людей весьма примечательных. Многие из них — участники войны 1812 г.— проявили незаурядный патриотизм во времена, когда на Россию обрушилось нашествие Наполеона. Казначеев, например, сражался, под Бородином, был ординарцем Кутузова. Он, как известно, будучи градоначальником Феодосии и затем таврическим губернатором, содействовал развитию дарования И. К. Айвазовского. И. И. Сокологор-ский прошел с русской армией через всю Европу. Рудзевичи хранили память о муже и отце — герое войны с Наполеоном. Ф. К. Мюльгаузеп был известен как великолепный врач п образованнейший человек. В доме его (сейчас ул. Киевская, 24) бывали А. С. Пушкин, К. II. Батюшков, В. А. Жуковский. Наделенные художественным вкусом или, по крайней мере, склонностями, новые знакомые высоко ценят дар Серова. С некоторыми из них связи не прекращались и после отъезда композитора из Крыма. Оценка, которую композитор дает высшему обществу Симферополя, не без иронии. Одну из дам он называет «карикатурной особой с величайшими претензиями», пение других сравнивает с мяуканьем. И все же некоторое время молодой человек находит в этой среде своих благодарных слушателей. Лит: Моисей Валит. // Композитор А. Н. Серов в Симферополе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*