Постепенно Серов сближается здесь с людьми, родственными ему по духу. На одном из парадных обедов у В. М. Княжевнча музыкант познакомился с чрезвычайно понравившимся ему молодым человеком А. А. Бакуниным, братом известного политического деятеля и эмигранта М. А. Бакунина, занимавшего тогда прогрессивные позиции. Бакунин искренне удивлялся тому, что Серов, воспитанный в казенном учебном заведении, полон гуманными идеями. Но потом как-то сказал: «Нет, это не удивительно: вы во всем одолжены — музыке. Потому что музыка — есть свобода». Общение с этим человеком приносит музыканту настоящую радость. Очень осторожно Серов замечает в письмах: «...он один здесь беспрестанно наталкивает меня думать о внешнем, что бы мне иногда и в голову не пришло. Он... не перестает никогда досадовать на все помехи, которые тяготеют над нашим развитием, над нашим мышлением». Под влиянием Бакунина Серов берется за овладение «Феноменологией» и «Логикой» Гегеля и глубоко задумывается над некоторыми явлениями окружающей действительности. Не в минуты таких ли размышлений приходят к Серову мысли о том, что не все хорошо и справедливо в том мире, где он живет? В письмах к сестре сквозит неудовлетворенность своей жизнью: «Я живу в глухом, уединенном губернском городе, лишенном всякой общественности, не вижу и не слышу ничего по искусствам и лишен порядочного фортепиано, лишен возможности выписывать книги, журналы и ноты, какие бы мне хотелось! Это горько, когда я вспоминаю, сколько есть людей так несправедливо пользующихся более нежели достатком...» Плодотворно было общение Серова с другим симферопольцем — директором гимназии и училищ Таврической губернии А. В. Самойловым, человеком из артистической семьи. Его отец, сестры и особенно брат В. В. Самойлов прославились как выдающиеся русские актеры. Да и сам он обладал незаурядным артистическим дарованием и хорошим голосом. В Симферополе Самойлов развил бурную деятельность, пытаясь оживить культурную жизнь города. Помимо участия в театральных постановках, он рисовал декорации, чем совершенно преобразил Симферопольский театр, который, по словам Серова, «вышел премиленький». Серов и Самойлов были инициаторами и устроителями ряда спектаклей. Александр Николаевич сочинял к ним музыку и делал оркестровые переложения. Особенно его увлекла постановка «Свадьбы Фигаро» Бомарше, для которой он переложил некоторые номера из одноименной оперы Моцарта. Лит: Моисей Валит. // Композитор А. Н. Серов в Симферополе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*