На практике военные поселения выглядели совершенно иначе. Ими одинаково тяготился как солдат, принужденный после утомительных войн и походов приниматься за позабытые уже им крестьянские работы, - так и крестьянин, получивший в руку винтовку, одетый в солдатский мундир и в промежутках между своей обычной работою занятый теперь изучением солдатской службы. Военные поселения сулили солдату - крестьянину большие выгоды. Каждый поселянин получал дом, землю, скот, хозяйственное обзаведение. Все это называлось его «собственностью». Но собственностью этой он распоряжаться не был волен. Он отвечал перед начальством за исправное распоряжение этой собственностью в интересах всей поселенной общины - роты, полка и пр. В сущности, имущество, выданное каждому поселянину, принадлежало именно всей войсковой единице. На отчисления от доходов поселян образовывался ротный капитал, из которого поселянин обеспечивался на случай своей инвалидности и пр. Поселенная рота была настоящею коммуною, обеспечивавшею каждого отдельного своего члена, но вместе и поглощавшею всецело его индивидуальность. На каждом поселянине лежало бремя постоянной ответственности перед коммунальной ротной казною. Хозяин отвечал за ежедневную работу, рабочий скот, содержание в порядке двора своего и улицы перед ним и пр.; хозяйка - за домашнюю птицу, за сор в избе, за пропавшие ухват и кочергу. Все, отмеченные в коммунальной ротной канцелярии как «ленивые», подлежали взысканию. Цели поселянина с малых лет оторваны были от семьи; зачисленные в «кантонисты» и одетые в мундирчики, мальчики проводили целый день в школе или на учебном плацу. Дочери на возрасте нередко выдавались замуж также по распоряжению ротной канцелярии. При всем этом стеснении домашнего быта все поселяне, недостигшие 45 лет, обучались фронту; знание маршировки и ружейных приемов вколачивалось палками по обычаю того времени. В результате - тяжелая, безотрадная, неуютная жизнь, несмотря на несомненные экономические выгоды. Вытянутые в линию казенного типа здания; жители, одетые в мундиры; строгая, всепроницающая дисциплина -таковы видимые результаты военных поселений. Эти результаты внушали всеобщий ужас. При одном слухе о грозящем переводе какой-нибудь волости в поселенные роты жители этой волости начинали разбегаться; крестьяне подавали высокопоставленным лицам просьбы «о защите крестьянского народа от Аракчеева». Лит.: Г. Вернадский. // Таврический голос. - 1919. - 21 ноября (4 декабря). - № 99 (249).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*