4 (17) сентября 1919 г. - Да что вы, батюшка, белены, что ли, объелись?! Об исцелении, о какой-то исповеди перед родиной вдруг заговорили... Это в наше-то время! Ведь это наивно и просто, - простите меня, глупо... Вас за моралиста сочтут, детей стращать вами будут на улицах: вон, скажут, моралист идет, не озорничай, отдам ему. Вероятно, больше - уверен, что это так, и все-таки ни о чем вновь так не хочется мне говорить, как именно об очищении и провинности нашей перед родиной, иначе сказать, о долге гражданина и человека. Ведь мы все адски хотим счастья, ради его только и живем на земле, и на каждом шагу теряем его, рубя тот сук, на котором сидим, нищая духовно и материально разоряя свою родину... Мы засоряем источники нашего счастья и хотим создать царствие божие на земле... Рубим не только леса, но и все кругом себя. Нельзя этого не видеть после всего пережитого в последние годы. Должна же жизнь чему-нибудь, да учить нас. Революция и междоусобная война наша прежде всего показывают нам, что жить без царя на троне еще можно, но жить без царя в голове никак нельзя. Царь головы - это сверхсознательное знание, высший разум, который управляет всеми нашими мыслями, чувствами, действиями и поступками, и при потере которого или временном потускнении в себе этого света жизнь наша превращается в хаос, в духовную смуту и в физическую жестокость. Как смерть, этот царь головы уравнивает всех и, лишаясь его, властвующие господа жизни и незаметные люди равно страдают и равно несчастны, хотя бы с внешней стороны их жизнь была обставлена всеми декорациями богатства. - Старые, избитые слова... Ведь над вами смеяться будут... Заговорили вдруг о царе царствующих! - слышу я кругом себя голоса практических и деловых современников, - а прогрессисты, социалисты и другие интеллигенты со свойственной им дипломатической догадливостью за вашей спиной будут иронизировать: «поза», «героизм своего рода, - вот, дескать, вы все атеисты, а я возьму да среди вас о Боге и заговорю...». Раньше я боялся таких слов и стыдился говорить просто и ясно для всех то, что из души просилось, а теперь, когда я увидал, в каком тупике очутились и прогрессисты, и социалисты, и разного рода интеллигенты, думаю, что настало время, когда можно говорить о старом и забытом, но без чего жить нельзя, не боясь быть осмеянным за спиной и не стыдясь этого. Думаю, что не у одного меня потускнела вера в «незыблемые ценности прогресса» и в социализм, - вера в веру интеллигенции, и я имею право писать от лица тех средних провинциальных людей, которые, отстав от веры отцов своих, пришли из родных мест в центры просвещения к учителям своим и проживают ныне в духовном босячестве и глубоком омрачении и в сомнении. Обезуметь, ошалеть от вспрыскивания лошадиных доз под кожу социализма, как обезумел девственный наш народ после этой операции, эти люди не могли, и остались заштатными внежизненными людьми в положении наблюдателей. Однако и это положение имеет свои преимущества: со стороны жизнь виднее, и они, заштатные, могут сказать что-нибудь полезное и не лишнее. Усиленная тяга из родных мест в центры просвещения и вообще куда-нибудь, но только подальше от родины, началась еще в конце 90-х годов и в то время, когда чеховские интеллигенты сидели в медвежьих углах и тосковали о «Москве», дети их и дети разночинцев крестьян, мещан и купцов бежали из домов отцов своих сотнями, тысячами и десятками тысяч. С. Найденов. // Ялтинский курьер. -1919.-4(17) сентября. - № 20.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*