Мне и тяжело, и трудно говорить о князе Евгение Николаевиче Трубецком и об его жизненном деле в третьем лице, как бы со стороны, потому что за 20 лет нашего знакомства, быстро перешедшего в личную симпатию на основе идейной близости, наши пути многократно и тесно сплетались, почему невольно, вспоминая о нем, пришлось бы говорить о себе. Мы познакомились в Киеве в качестве киевских профессоров. Вместе перебаливали тогдашние академические настроения, вместе проводили кампанию «освободительного движения» в Киеве, ездили на разные съезды, сообща работали в изданиях религиозного направления, чему не мешало всегда существовавшее между нами различие в оттенках, мнениях и темпераментах. Одновременно мы возвратились на родную московскую землю, и вместе здесь открывали в 1906 году религиозно-философское общество имени Вл.Соловьева, оставившее ощутительный след в духовной культуре Москвы, и вместе вели, а иногда и тащили его на себе в трудные времена. Вместе основывали религиозно-философское издательство «Путь», столь много обещавшее, хотя безвременно прервавшееся. Вместе переживали восторги начала войны и ее разочарования. Вместе переживали подъем и воодушевление на Московском церковном соборе и вместе вступали в Высший Церковный Совет при патриархе, которого Е.Н. так безмерно ценил и чтил. Последняя наша встреча (осенью 1918 г.) была в Киеве, Е.Н. одиноким беглецом пробирался тогда из Москвы. Бог судил, что путь этот оказался для него последним. Многие теперь уже перестают жалеть об умирающих, смерть утрачивает свой страх в сравнении с тем, что совершается в жизни. Однако при вести об этой смерти скорбью сжимается сердце. Ее никоим образом нельзя считать естественной, ибо кн. Е.Н. еще находился в полном обладании духовных сил, умудренный опытом уже продовольственной жизни. Даже и в лучшие времена для русской культуры немного у нас бывало деятелей такого калибра, как он, а теперь уже это последние могиканы. Лично он умирал, конечно, в полном христианском уповании, и с христианской надежной предстал пред Вечного Судию. Но наряду с общим христианским утешением, с которым мы напутствуем каждого отходящего в вере, во мне поднимается и другое, особое чувство, которое появилось еще в начале революции, до большевиков, и с особенной остротой, когда мы вместе с Е.Н. опускали в безвременную могилу общего нашего «религиозно-философского» друга В.Ф.Эрна. Это чувство говорило мне тогда о том, что ныне совершающееся на русской земле есть отражение совершающихся катастроф в жизни космической и мире духовном, и борьба света и тьмы с величайшим напряжением идет и по ту, и по сю сторону бытия. И когда я думаю о том, сколько доблестных и лучших жертвенно столько и отходит в тот мир, мне кажется, что отзываются бойцы в иную действующую армию, туда, где они нужны. Ибо святая Русь воинствует и утверждается не здесь только, но и там, где хранят и ведут ее небесные вожди. 31 января 1920 г. Священник Сергий Булгаков. // Ялтинский курьер. - 1920. - 2(15) февраля. - № 141.

***

Мастер-Колесо это: Мобильный шиномонтаж, шиномонтаж круглосуточно, Выездной шиномонтаж,
Ремонт проколов, балансировка колёс.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*