Столетие со дня рождения поэтессы (1971 г.) пробудило большой интерес не только к ее произведениям, но и к местам, связанным с ее именем. Профессор, доктор филологических наук С. К. Даронян в статье «По следам виллы «Ифигения» («Курортная газета» от 31 августа 1971 г.) сообщил новые сведения о личности лечащего врача Л. Украинки М. С. Дерижанова и впервые, по сути дела, поднял вопрос об истории самой виллы. Занимаясь поиском материалов о М. С. Дерижанове, он обратился в Ялтинский краеведческий музей, где я работаю старшим научным сотрудником. «Нет ли в музее фотографии дачи «Ифигения»? — спросил С. К. Даронян. Нет, фотографии не было. Но я вспомнила, что в 50-х годах, когда музей готовил выставку, посвященную Лесе Украинке, такая фотография была — художник музея делал с нее рисунок. Принадлежала она жительнице Ялты Т. К. Короткевич-Леман, о судьбе которой я ничего не знала. И вот летом 1971 г. в нашем доме гостили москвичи, к которым однажды случайно пришли их кишиневские друзья Н. В. и И. С. Гребешковы. Нина Виснльевна оказалась дочерью Т. К. Короткевич-Леман! Вот от каких случайностей порой зависит успех поиска! К тому времени я уже знала из архивных материалов, что М. С. Дерижанов, у которого на вилле «Ифигения» жила Леся Украинка в 1898 г., практиковал на даче некоего Овсяного. Меня заинтересовал этот дом. По справочникам и планам дореволюционной Ялты установила, что дом Овсяного приходится как раз на то место, где стояла вилла «Ифигения». «Кто такой Овсяный?» — спрашиваю Н. В. Гребешкову через несколько дней. «Мой дед...» Пина Васильевна добавила, что в Подольске живет младшая дочь К. Р. Овсяного Елизавета Константиновна Петрова (она умерла в 1975 г.), с которой, оказывается, паша семья была хорошо знакома еще в 30-х годах! Я написала ей, а затем поехала в Подольск. Светлая, ясная память, необыкновенная доброта и душевность — все это было присуще Елизавете Константиновне. Из ее писем и воспоминаний я и узнала историю виллы «Ифигения». Вышеупомянутую фотографию виллы Т. К. Короткевич-Леман увезла в Кишинев. После ее смерти снимок попал в Алма-Ату к внучке К. Р. Овсяного — дочери Елизаветы Константиновны — Е. Ф. Петровой. Сегодня фотография виллы снова в Ялте. А теперь об Овсяном. Константин Романович Овсяный (1845 — 1917) родился в местечке Корсунь (ныне г. Корсунь-Шевченковский Черкасской обл.). Он всегда помнил, что был земляком Тараса Григорьевича Шевченко, а «Кобзарь» был его настольной книгой всю жизнь. Оставшись в юности без огца, К. Р. Овсяный самостоятельно пробивал дорогу в жизнь. В 1875 г., через пять лет после окончания Киевского университета, он с семьей переехал в Ялту, где стал работать земским врачом. Ялта в ту пору едва начинала развиваться как курорт, и молодой врач был полон энергии и желания вложить свой труд в благородное дело оздоровления людей. Он пытается войти в состав городского самоуправления выборным гласным. Гласным же мог стать лишь тот, кто имел земельный ценз или домовладение. Тогда К. Р. Овсяный на приданое жены приобрел в городе участок, занятый одичавшим виноградником. Лишь одно дерево — большой роскошный грецкий орех — росло на нем. Здесь и решил строить «домовладение», т. е. дачу. Проект ее был сделан самим К. Р. Овсяным, а строил, как предполагает Е. К. Петрова, либо архитектор Н. П. Краснов (автор проекта Ливадийского дворца), который часто бывал в гостях у К. Р. Овсяного, либо архитектор Г. Шрейбер. Лит.: Наталия Гурьянова. // Вилла «Ифигения».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*