ХАЛИЛОВА (Кешвединова) Алие, родилась в 1929 году, в гор. Севастополе.

Перед депортацией нас в семье было трое: мама (1909 г.р.), я и младший брат.

18 мая 1944 года ночью в дом вошли трое вооруженных солдат и приказали быстро собираться. На сборы дали 15 минут. Взять из дома ничего не разрешили. Мы были сильно напуганы, не знали, за что хвататься. Я схватила Коран, прижала к груди, мама собрала кое-какие пожитки, и мы под надзором солдат вышли во двор.

В то время мы жили в Симферополе по улице Турецкой, 10. В этом же дворе проживала семья 1-го секретаря Бахчисарайского райкома партии Вели Муртазаева. Он сам был на фронте. Его престарелая мать схватила кастрюлю с супом, которая осталась после ужина, и так и ходила с ней по двору.

До рассвета мы просидели в закрытом грязном вагоне. В них раньше, видимо, возили скот. В каждом вагоне было около 100 человек, мы все сидели друг на друге. Условия были ужасные: ни воды, ни туалета, никакого медицинского обслуживания. Иногда кормили сухой воблой, от которой ужасно хотелось пить.

Всю дорогу нас сопровождали вооруженные солдаты, которые издевались, как хотели. Ведь им внушили, что мы не люди, а звери, фашисты, предатели.

В нашем вагоне умерло пять человек. Их трупы выбрасывали в поле, не давая хоронить. Был случай, когда на станции мальчик из нашего поезда побежал за водой. Поезд тронулся, а он не пришел, его мама долго и истошно кричала.

В пути пробыли, наверное, около месяца. Нас привезли на станцию Велико-Алексеевка Ташкентской области Узбекистана. Потом нашу семью повезли в колхоз им. Ленина, где поселили в конюшне. Нас там было 10 семей. Спали на земляном полу. Работали на хлопковом поле. Мы не имели права выезжать за пределы колхоза. Документов у нас не было (их заранее забрали), взамен дали справки. До 1953 г. ходили отмечаться в комендатуру.

Местные жители встретили нас очень плохо. Наиболее отсталые сначала боялись нас. До нашего прибытия им сказали, что привезут нелюдей, одноглазых, страшных уродов. Бригадиры же на хлопковых полях издевались, избивали камчой (плеткой) детей. Местные жители вскоре стали доброжелательно относится к нам, но представители власти еще долго оскорбляли, издевались над нами. Коменданты насиловали наших девушек, женщин.

Мой братишка умер в 15-ти летнем возрасте.

В школу нас не брали. Говорили, что учиться нам не надо, так как мы предатели. Нам до 1956 г. не разрешали учиться в техникумах и вузах. Нашим образованным соотечественникам не разрешалось работать на ответственных (даже незначительных) постах. Наш знакомый, грамотный и образованный человек, работал на земляных работах.

Мой адрес: город Джанкой, улица Удовицкого, 28.

Лит.: Депортация крымских татар (воспоминания депортированных). / сост. Рефат Куртиев.

Просмотров: 277

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *